Huh / Сказки / Чокнутое путешествие Никитыча / Глава первая: Не связывайтесь...
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Чокнутое путешествие Никитыча

Сказка, которую Фаня, почитав Ричарда Баха, украла у Сельмы Лагерлёф

Глава первая:
Не связывайтесь с гномами

В небольшом провинциальном городке Пацанске проживал недавно парень по имени Никита. С виду – парень как парень. Симпатичный такой даже. Белобрысый. Веснушчатый. Не противный такой экземплярчик. Однако те, кто сталкивался с ним лично, чаще говорили про него: «дурной он какой-то». Это всё оттого, что не могли они понять, что у парня на уме, и не могли определить, что парень в следующую минуту выкинет – то ли улыбнётся, то ли в глаз даст. Потому и думали, что странный.

Учился Никита в станкостроительном техникуме, готовился стать технологом. Но учился так себе. На уроках или спал, или рисовал страшные рожи на партах и на последних страницах своих и чужих тетрадей. А чаще всего Никита просто отсутствовал на занятиях, без уважительной причины.

Вместо занятий Никита любил поспать. Или любил погулять в парке, попить пива. Любил смотреть кино в кинотеатре. Очень любил сидеть в кафешке. Или просто слонялся по городу; а иногда даже исследовал запущенные кварталы на окраине города и там дрался с местной шпаной. Драться Никита любил. Дать кому-нибудь хорошего пинка – и день прожит весело.

Сколько себя помнил Никита, он всегда так жил. До теперешних девятнадцати лет. И вот в девятнадцать лет с ним случилось необыкновенное происшествие.

Вот как было дело.

Однажды в понедельник Никита сидел в своём любимом кафе «Шпана пацанская», разложив на столике перед собой несколько тетрадок и учебник, и делал вид, что готовится к экзамену. Дело было во время летней сессии. Никита прихлёбывал горячее кофе и тщётно пытался зафиксировать взгляд на кривых рукописных строчках.

«Шли бы вы все! – думал Никита, поглядывая иногда на суровую тётку, стоящую за прилавком, - на хрен мне всю эту лажу знать? Вот уж обогащусь внутренне! И чего ты всё зыркаешь на меня, дура?»

А суровая тётка за прилавком будто знала, о чём думает Никита. Смотрела на него как на врага; уничтожала даже взглядом и заставляла испытывать чувство вины, стыда и неловкости.

Чтобы побороть в себе подобные чувства, Никита встал, смело подошёл к прилавку и заказал себе ещё кофе и ещё пирожных. Нагло глядя тётке прямо в глаза.

- Что - за ум наконец-то взялся? – недовольно буркнула тётка, звякнув об прилавок блюдечком с пирожными. – Учебники стал читать?

- Взялся, - пропыхтел Никита. – Сессия же.

- Давай, давай. Учись, учись. Пора бы уже. Знала бы, чего ты там изучаешь – сама бы проверила! От корки до корки.

Тётка отсчитала десять рублей сдачи и очень строго сверкнула глазами на Никиту. Никита передёрнулся, взял свой заказ, вернулся к своему столику, плюхнулся на стул и почувствовал себя особенно уставшим и очень злым.

«Дать бы ей в глаз! – подумал Никита. – Сидит за своим прилавком – горя не знает, ещё и лезет не в своё дело!»

Но что поделаешь. Никита знал, что с этой тёткой лучше не связываться. Иначе будет только хуже. Он тяжело вздохнул, облокотился на стол и посмотрел в учебник. В учебнике ничего интересного не появилось. Тогда Никита стал смотреть в окно.

По календарю был ещё только первый месяц лета – июнь, но город Пацанск находился на юге страны, и лето здесь успело разгуляться. На дорогах уже клубилась душная пыль. Тёмно-зелёная листва деревьев уже давно не казалась свежей. Природа была жаркая и застывшая.

Перед окном кафетерия проходили испарившиеся граждане. Медленно и важно. Мотоциклы и машины, проезжавшие мимо, издавали томные ленивые звуки, будто тоже изнывали от жары. Единственным оживлением во всей картине за окном были воробьи, прыгавшие и дравшиеся в пыльных лужах.

Никите тоже хотелось прыгать и с кем-нибудь драться; в местном водоёме, например. Но до водоёма надо было идти - несколько километров по жаре, а в кафетерии всё-таки был кондиционер.

Никита с досадой отвернулся от окна и уставился в книгу. Но не прочёл он и трёх строчек, как буквы поплыли перед глазами до тех пор, пока Никита не задремал.

Кто знает, - может быть, Никита так и дремал бы в кафешке весь день, если бы его не разбудило какое-то активное движение возле его столика.

Никита вздрогнул, открыл глаза и поднял голову.

Не совсем понимая спросонья что происходит, Никита медленно опустил и поднял веки, а потом удивлённо уставился на источник активного движения.

Никита прямо глазам своим не верил. За его столик бесцеремонно уселся небольшого роста плотный пацан. Сытый и розовощёкий, словно Санта-Клаус с рождественской открытки. Сам внешний вид пацана очень позабавил Никиту. Но больше Никиту удивило то, что пацан уселся именно за столик Никиты, нагло отодвинув тетради и учебник Никиты со «своей» половины столика, когда как в кафетерии было полно незанятых никем столов.

«Чёртов гном! – подумал Никита. – Совсем офигел, что ли?»

Когда Никита окончательно проснулся, до него вдруг дошло, что его в этом дурацком кафе определённо хотят обидеть – все! – и тётка за прилавком, и вот этот чёртов гном! Кровь прилила к вискам Никиты, и в груди стало трудно дышать. Никита, не моргая, свирепо уставился на мужика и стал ждать столкновения взглядов.

Однако гном не обращал на Никиту никакого внимания. Он, кажется, ничего вообще не видел, кроме своего мобильного телефона. Даже кофе и бутерброды он отправлял вовнутрь не глядя.

Пока гном занимался своим супер-модным телефоном, с наслаждением нажимая на кнопки, Никита уже прикидывал, - каким именно ударом он угостит своего гостя. Хорошо бы дать ему в пятак прямо сейчас, без предупреждения, чтобы тот свалился от неожиданности со стула, а потом запинать его, не дав ему подняться. А можно ещё…

Не опуская взгляда, Никита нащупал рукой свою чашку с недопитым кофе, приподнял её и опрокинул в направлении гнома. Одно удачное движение и гном шарахнулся от стола.

Отпрянуть пацан хоть и успел, но колено всё-таки окропилось кофеем.

- Вот мудак! – выпалил гном, потирая колено. – Чёрт криворукий!

- Не хрен садиться за чужой столик! – процедил сквозь зубы Никита.

- Так ты залупаешься, козёл?!? – крикнул пацан так громко, что за окнами обернулись даже проходящие мимо кафе люди.

- Ну а фигли?

Гном не стал продолжать диалог, а молниеносно ударил Никиту своим пухлым кулачком прямо в челюсть.

От неожиданности и от силы удара Никита повалился на пол – точь-в-точь так, как он мечтал, чтобы повалился гном. Это привело Никиту в такое бешенство, что лучше бы было гному срочно убегать. Но гном остался. Никита быстро вскочил на ноги и набросился на гнома с дикой яростью, желая надавать тому за всё. За сессию, за тётку у прилавка, за жару, за не складывающуюся личную жизнь, и, наконец, за то, что тот уселся за столик Никиты.

У гнома, видимо, тоже были какие-то счёты и претензии к окружающей действительности, поэтому он тоже пустился в драку с большой охотой.

Драка была недолгой, но впечатляющей. И совершенно напрасно суровая тётка выскочила из-за своего прилавка, размахивая полотенцем и давясь от нецензурной брани- вклиниться в клубок Никита-Гном тётке так и не удалось. В завершении поединка Никита получил такую здоровую затрещину, что руки его разом обмякли, а сам он кубарем откатился в угол залы, протаранив собой свой столик с тетрадками, учебником и чайными приборами.


С минуту Никита лежал не двигаясь, потом, поскрипывая чем-то на зубах, стал подниматься.

Гнома уже и след простыл. Столик Никиты стоял на своём месте, а разбитые чашки и блюдца сметала в совок уборщица баба Шура.

Если бы тело не ломило во всех суставах и сочленениях, то Никита решил бы, что всё это ему привиделось, но тело ломило, а лицо горело так, будто по нему прошлись утюгом.

- Разбойники окаянныя! – причитала баба Шура. – Нашли место буянить! Да с утреца пораньше! Ещё глаз не налит, а уже кулачищами машут! Чтоб вас холера всех одолела!

Никита сделал два шага, покачнулся и уселся за свой столик. В голове что-то гудело. Стены кафе будто раздвинулись, потолок ушёл высоко-высоко вверх, пол норовил подняться и ударить Никиту по лбу, а столики и прилавок плясали, будто кафе попало в шторм.

Никита улёгся головой на сложенные на столе руки, не в силах бороться с тошнотой и головокружением.

«Да что же это такое со мной? – проносилось в голове у Никиты. – Не сотрясение ли?»

В это время баба Шура, не переставая причитать и ругаться, швырнула Никите под нос его книгу, затем тетрадки Никиты, а потом мобильный телефон гнома.

- Ого! – выпалил вслух Никита, увидев перед собой ультра-модный телефон. – Неплохая добыча!

Решив не дожидаться, пока гном спохватиться и вернётся за своей дорогущей вещицей, Никита расплатился с суровой тёткой за разбитую утварь, собрал свои учебные принадлежности, и спешно покинул кафе. В направлении водоёма.


Искупавшись в приятной прохладной воде, Никита почувствовал себя намного лучше. Головокружение и тошнота пропали, а ломота в теле немного притупилась. Никита растянулся на тёплом песке, положил перед собой книгу, но смотреть в книгу не стал, а занялся вплотную мобильным телефоном гнома. Это было куда интереснее.

Поиграл в «Принца Персии». Потом в «Кто хочет стать миллионером?». Посмотрел фотографии и картинки. Собрался ещё во что-нибудь поиграть, как вдруг телефон зазвонил.

Сначала Никита немного испугался и решил не отвечать. Но потом, почувствовав своё превосходство, смело нажал на кнопку трофея и самым невозмутимым в мире тоном сказал прямо в трофей: «Да?»

В трубке молчали.

- Аллё! - крикнул в трубку Никита.

- Кто это? – раздался в трубке настороженный и очень неприятный мужской голос.

- Это я, - нагло ответил Никита.

- Кто - я? – раздражённо спросил голос.

- Я и всё тут, - решил поиздеваться Никита над собеседником.

В трубке хрюкнули, и собеседник отключился.

Никита пожал плечами, потом зарыл трубку в свои вещи и пошёл купаться. Когда он вернулся, трубка снова звонила.

- Да! – крикнул Никита. – Очухались там?

- Послушай, пацанчик, - обратились к Никите из трофея уже другим неприятным голосом, - я бы на твоём месте не сильно бы радовался…

- Это почему же? – поинтересовался Никита.

- Ты даже не представляешь во что ты уже вляпался… И во что можешь вляпаться ещё…

- Ой, баюс, баюс! – разрезвился Никита. - Ну, просвети!

- Меньше знаешь – крепче спишь, - ответил зловещий голос, и Никиту немного передёрнуло. – Значит так, пацанчик, слушай сюда. Чем быстрее ты вернёшь мобилу, тем больше у тебя шансов на дальнейшую жизнь. Без травм. Без болезней. И без лишений. Время пошло. Будешь дальше залупаться – считай, инвалид. Вынешь симку – труп, однозначно. Город маленький, а ты срисован во всей красе, рыжик. Я доходчиво объясняю?

- Вполне, - согласился Никита, снова передёрнувшись; в этот момент Никите стало понятно, что шутки на этом закончились. – Где и когда?

- Прямо сейчас, бумбарашек. Прямо сейчас. Езжай в аэроклуб «Звездатые звездуны» и жди там у пятого ангара. Прямо у входа.

- Ого! – опешил Никита. - А поближе никак нельзя? Аэроклуб – это ж в ебенях таких!

- Ты не в том положении, рыжик, чтобы выбирать, - ответил голос, и связь резко оборвалась.

Никита и сам уже прекрасно понимал, что он не в том положении, чтобы выбирать. И не в том положении, чтобы медлить. Поэтому он быстро вскочил на ноги, наспех отряхнулся от песка, скоренько оделся и, схватив учебные принадлежности и кроссовки, побежал к городу – на автобусную остановку.

Автобус пришёл только через час. Никита изжарился под палящим солнцем, ожидая транспорта и проклиная гнома.

Внутри автобуса было ещё ужаснее, чем снаружи – настоящее пекло, пахнущее резиной, несвежими тряпками и подогретым кожзаменителем. Всё это тем более было печально, что трястись в этом пекле предстояло тоже не меньше часа. Тут уже Никита проклинал всех гномов на свете, и всех владельцев мобильных телефонов. Сам Никита как раз не являлся гномом и с недавних пор не был владельцем мобильного телефона, потому что разбил свой телефон вдребезги в пьяной драке с одним невежливым посетителем ночного клуба. Так что можно было запросто поносить самыми грязными словами и гномов и владельцев, не обижая при этом себя.

Никита и поносил. А автобус подпрыгивал на неровностях дороги, трясся и вилял. Бедному Никите могло бы сделаться совсем худо, но, к счастью, ничего ужасного не случилось и Никита относительно благополучно доехал до конечной остановки – аэроклуба «Звездатые звездуны».

Никита обрадовался аэроклубу, как родному. Ещё бы! Ведь аэроклуб находился не в автобусе, а на свежем воздухе!

Выскочив из автобуса, Никита сразу направился к ангарам, а, обнаружив ангар номер пять, остановился у его дверей.

Не прошло и двух минут, как из ангара вышел парень в насквозь промасленном комбинезоне, моськой очень похожий на кота. Он оценил Никиту с ног до головы и нагло спросил:

- Тебе чего тут?

Голос у парня был совсем не тот, что Никита слышал по телефону, поэтому Никита не стал сразу суетиться и доставать из кармана мобильный гнома.

- Встреча у меня тут, - ответил Никита, стараясь быть как можно более спокойным.

- С кем?

- Видимо, не с тобой, - отхамился Никита.

- Тогда вали отсюда, - в свою очередь нахамил Никите кот, - не фиг тут тусоваться!

- Сказал же: у меня тут встреча!

- А мне по барабану, что у тебя тут! Вали давай!

- Типа крут?

- Типа да! Сейчас вот схожу за железякой и буду ещё круче!

- Обосраться можно! Терминатор, блин…

- В общем, я тебя предуп…

Не договорив до конца угрозу, кот вдруг устремил свой взор куда-то вдаль, потом как-то нелепо втянул шею в плечи, повернулся и, будто не вступал до этого в разговор с Никитой, ушёл в ангар, закрыв изнутри дверь на замок.

Никита удивлённо проводил глазами кота, а потом глянул в ту сторону, откуда поступила к коту какая-то загадочная визуальная информация. Через взлётное поле к ангару мчались несколько чёрных машин. Три блестящих на солнце «бумера». И картина эта весьма и весьма настораживала.

Никита чувствовал, что вляпался, но что вот так – не предполагал даже в самых смелых фантазиях великого залупальщика.

Не желая медлить, раздумывать и рассуждать логически, Никита метнулся за ангар. Задними стенками ангаров он добежал до конторы аэроклуба и там, прячась в кустах шиповника, стал наблюдать за происходящим у ангара номер пять.

Машины, тем временем, лихо затормозили у самой стены ангара, из машин выскочили хорошо сколоченные ребята – сразу и не сосчитать сколько, - огляделись, подёргали двери и принялись в них колотить, желая выудить кого-нибудь изнутри.

Через некоторое время из дверей показался кот. Ребята припёрли кота к стене ангара. Кот пожимал плечами, размахивал руками, что-то показывал, объяснял, а потом указал на контору.

У Никиты по спине пробежал холодок. А в голове проигрались печальные картины. Как куча родственников и знакомых проходят вереницей мимо гроба Никиты. Мать, конечно же, рыдает. А отец, может, даже скажет: «И слава Богу, что помер!» Припрутся бывшие одноклассники. Все будут с любопытством рассматривать изувеченный труп Никиты и делать вид, что им его жалко. Сами же будут думать: «Хорошо, что это не я!» А вдруг его и не убьют вовсе, а переломают все кости, позвоночник и проломят череп. И тогда всю жизнь – оставшиеся семьдесят пять лет – Никита будет тефтелем лежать на больничной койке и смотреть в белый потолок. К нему будут приходить всё те же морды и якобы сильно сочувствовать. Бррр!

После таких видений Никите стало ясно, как белый день: надо было куда-то скрываться. Шансы на мирные переговоры на нуле.

Где-то над головой Никиты прошумел самолёт. Потом ещё один. Это готовились к показательному выступлению члены аэроклуба.

Никита посмотрел в небо, потом огляделся по сторонам и увидел самолёт, стоящий на краю взлётной площадки. Самолёт этот стоял так, что если бежать к нему, то ребятам, идущим бодрым шагом к конторе, из-за здания конторы бегущего не будет видно. К тому же, у самолёта была открыта дверца, и никого возле самолёта не было видно. Решив, что это единственная возможность спастись, Никита прямо в колючих кустах завернул за здание конторы и пустился бежать к самолёту.

Как и предполагал Никита, ребята из чёрных машин его не увидели. Никита же, достигнув самолёта, вскочил в него и забился под последнее кресло ближе к хвосту.

«Всё! Дальше некуда! – подумал Никита. – Или труп, или не труп! Спаси меня, Господи! Я больше никогда не буду залупаться!»

В этот момент из кабины пилота раздался женский смех. Потом кто-то глухо прошагал по салону. Хлопнула дверь.

Дальше всё происходило как во сне. Завёлся двигатель. Самолёт дёрнулся и поехал. И прежде чем Никита понял, что случилось, самолёт уже был высоко в небе.

«Пока не труп!» – подумал Никита.

<дальше>

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru