Huh / Сказки / В мире животных
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

В мире животных

Кто б знал, для чего я это...
Содрано абсолютно наглым образом со сказки Орасио Кирога - уругвайского писателя...

В одной пустынной местности, где не ступала нога человека, расположилась большая степная зона, а в зоне той водилось множество скунсопардов. Они питались мелкими животными, иногда ловили рыбу в мелких степных речушках, а бывало с дури обгладывали кусты степной растительности. После обеда они отдыхали на пыльной земле, а когда всходила полная луна, играли друг с другом в азартные игрища.

Жили они очень спокойно и счастливо.

Но вот однажды как-то под вечер, когда все отдыхали после сытного обеда, один скунсопард вдруг проснулся и поднял голову, потому что ему показалось, что он слышит шум. Он прислушался. И, правда: откуда-то издалека слышался глухой шум. Скунсопард разбудил другого, спавшего рядом с ним.

- Уааа, уааа, уааа! - сказал он ему. – Уууу, аааа, аууу!

(Проснись, чувак! Пахнет палёными яйцами скунсопарда, клянусь своей задницей!)

- Ауауауа? - спросил другой, встревожившись.

(В чём дело, брателло? Не мешай спать обожравшемуся скунсопарду!)

- Ауыы, ыууа, уыыа, ыуаа, - ответил скунсопард, который проснулся первым. – Ауыа, уыау, ыуоа, йоаа!

(Хрен поймёшь эту глючную степь! Но я чую бааальшой трабл на нашу голову!)

Второй скунсопард тоже услышал шум, и оба сразу же разбудили остальных. Все перепугались и стали бегать взад-вперед, подняв хвосты.

И волновались они не зря, потому что шум становился все громче и громче. Вскоре они увидели вдали какое-то облачко дыма и услышали странный звук: чпок-чпок, хрясь-хрясь, словно что-то далеко-далеко шлепало по степи цементными ботами да на чугунных костылях.

Скунсопарды переобделались. Что бы это могло быть?

Но один скунсопард, старый и мудрый, самый старый и самый мудрый из всех, старый скунсопард, у которого во рту осталось только два зуба, и который некогда совершил длинное путешествие до самого моря и зачем-то вернулся обратно, вдруг сказал:

- Я знаю, что это такое! Это - болт. Они огромные и выбрасывают столб белой воды из носа, когда стоят. А потом они падают.

Услышав это, маленькие скунсопардики страшно перетрусили и подняли дикий крик. Они с разбегу врезались головой в землю и вопили:

- Это болт! К нам идёт болт!

Но старый скунсопард дернул за хвост скунсопардика, находящегося ближе к нему.

- Не бойтесь! - крикнул он. - Я знаю, что такое болт! Он сам нас боится! Он всегда всех боится! Хотя и лезет…

Тогда маленькие скунсопардики успокоились. Но они тут же перепугались снова, потому что серый дым, который они видели издалека, превратился вдруг в черный. И все они услышали громкое тыг-дынь тыг-дынь тыг-дынь, проносившееся над степью. Скунсопарды, вконец испугавшись, мгновенно пошлёпались на землю и притворились дохлыми, так что «живыми» остались только глаза и кончики носов. И они увидели, как мимо них проскрежетало что-то огромное, окутанное дымом и стучащее по земле, а было это не что иное, как первый паровоз, который прокладывал железнодорожные пути по этой степи.

Паровоз пришёл, прошёл и ушёл. Тогда скунсопарды стали вставать на ноги, ругая старика скунсопарда за то, что он их обманул, выдумав какого-то болта.

- Это не болт! - кричали они ему в самые уши, потому что старик был глуховат. - Что же это такое прошкандыбало?

Старый скунсопард объяснил, что это был паровоз, набитый огнем, и что все скунсопарды умрут, если он еще будет здесь ходить.

Но скунсопарды стали смеяться над ним, думая, что старик сошел с ума. Почему они умрут, если паровоз будет здесь громыхать? Нет, старикашка, ты рехнулся!

И так как все проголодались, пролежав трое суток, изображая мёртвых скунсопардов, то принялись искать мелкую дичь. Но ни одной мелюзги они не нашли. Ни одной! Вся мелюзга ушла, испугавшись шума паровоза. Не было больше мелюзги. Никакой мелюзги. Всё. Не было больше ничего съестного в степи.

- Ну, что я говорил! - сказал старый скунсопард, с трудом сдерживая учащённое сердцебиение. - Нам теперь нечего есть. Вся мелюзга ушла! Подождем до завтра. Может быть, паровоз больше не вернется, а мелюзга вернется, когда ей нечего будет бояться.

Но на следующий день они снова услышали шум в степи, еще более сильный, чем вчера, и увидели, как прошел паровоз, выпуская столько дыма, что все небо почернело.

- Ну что ж, - сказали тогда пожилые скунсопарды, - паровоз прошел вчера, прошел сегодня и пройдет завтра. Мелюзги больше не будет, и кусты все сожраны, а мы умрем с голоду. Так что давайте построим берлинскую стену!

- Зачем же берлинскую? – усомнились молодые скунсопарды. – Ещё скажите: Великую Китайскую! Сгодится и обычная стена или даже заграждение просто!

- Да-да! Заграждение! Заграждение! - закричали все, быстро-быстро задёргав хвостами. - Давайте построим заграждение!

И скунсопарды тут же начали строить заграждение. Сначала отправились в лес и свалили более десяти тысяч деревьев - самых крепких пород. Потом разгрызли их своими зубами; потом подтащили, толкая, к месту прохождения паровоза и вбили их, как сваи, во всю длину степи по краям железной дороги на расстоянии метра друг от друга. А сверху на эти сваи положили перекладины и между сваями положили перекладины. И на перекладины положили перекладины. И прямо положили перекладины, и крест-накрест положили перекладины. И там и сям напихали досок и брёвен. И завалили вообще всю степную железную дорогу всяческим хламом и ерундой. Ни один паровоз не смог бы пройти через это заграждение, ни большой, ни маленький. Теперь скунсопарды были уверены, что никто уже не осмелится распугивать их сдобную мелюзгу. И так как они очень устали, то тут же возле завалов они и улеглись спать.

На следующее утро, когда они еще спали, снова послышалось тыг-дынь тыг-дынь и показался паровоз. Все слышали, но никто не поднял головы и даже не приоткрыл глаз. Какое им было дело до паровоза, когда в мире столько зла и несправедливости? Всё не так. Вот как всё: пускай шумит сколько хочет - здесь ему все равно не пройти.

И в самом деле, паровоз даже не подошёл к заграждению, а остановился вдалеке. Люди из кабины машиниста долго разглядывали в подзорную трубу странное сооружение, заполнившее собой степную железную дорогу, и, наконец, спустились сами, чтоб разведать, что же это такое.

Тогда скунсопарды поднялись, и направились к заграждению и, просунув головы между сваями, стали смеяться, радуясь тому, как ловко провели они своего врага.

Люди подошли, но при виде странного заграждения, построенного скунсопардами, тотчас же вернулась обратно к паровозу. Но вскоре люди показались снова, и человек в одежде большого любителя животных и пробковой шляпе, закричал:

- Эй, скунсопарды!

- Чего скажете? - отвечали скунсопарды, просовывая головы между сваями.

- Нам мешает эта поебень! – крикнул человек.

- Понятно!

- Мы не можем проехать!

- Ну и клёво!

- Разберите заграждение!

- На фиг пошли!

Люди посовещались между собою, и большой любитель животных снова закричал громким-прегромким голосом:

- Скунсопарды!!!

- Чего изволите? - отвечали те.

- Так не разберете поебень?

- Нет!

- Ну, значит, скоро увидимся!

- А хоть бы и так, всё равно пошли вы в жопу!

И люди вернулись на паровоз, а скунсопарды в бешеном восторге принялись бить хвостами друг друга. Ни один паровоз больше здесь не пройдет! И у них всегда-всегда будет мелюзга!

Но на следующий день снова показался паровоз, и, когда скунсопарды взглянули на него, они онемели от изумления: это был совсем не паровоз, это был огромный локомотив мышиного цвета, вдвое больше, чем вчерашний паровоз. Что же это? Он тоже хочет пройти здесь? Нет, он не пройдет, нет! Ни тот, ни этот и никакой другой! Чего, блин, повадились в нашу степь?

- Нет, он здесь не пройдет! - закричали скунсопарды, бросаясь к заграждению и занимая каждый свое место между сваями.

Этот локомотив тоже остановился вдалеке и тоже спустил на землю несколько людей, во главе которых вышагивал большой любитель животных. Делегация важно подошла к заграждению.

В делегацию также входили какой-то офицер и восемь человек с ружьями. Офицер закричал:

- Эй, скунсопарды!

- Чего изволите? - ответили те.

- Не разберете сраную поебень?

- Нет!

- Нет?

- Нет!

- Ну и болт с вами, - сказал офицер. - Тогда мы пустим в ход ружья и всем вам писец вместе с вашей поебенью!

- Флаг в руки! - отвечали скунсопарды.

И люди возвратились на локомотив.

Знаете, этот локомотив мышиного цвета был военный, большой такой со страшными пушками. Старый мудрый скунсопард, тот самый, который когда-то совершил большое путешествие и зачем-то вернулся обратно, вдруг что-то вспомнил и крикнул товарищам:

- Разбегайтесь! Живо! Это военный локомотив! С ним шутки плохи! Живо!

Скунсопарды в один миг исчезли из заграждения, побежали к насыпям и канавам, и притаились, так что над канавами и насыпями остались только глаза и кончики носов. В этот момент от военного локомотива отделилось большое белое облако дыма, раздался ужасный грохот - и огромный снаряд угодил в самую середину заграждения.

Несколько бревен, разбившись на мелкие куски, взлетели в воздух, и тотчас же с локомотива послали еще снаряд, и еще, и еще, и от каждого выстрела разбивалась в щепки и взлетала в воздух часть заграждения, и так продолжалось, пока от заграждения не осталось и следа! Ни одного бревна, ни одного осколка дерева, ни одного кусочка коры!

Все было уничтожено снарядами. А скунсопарды, спрятавшись так, что над канавами и насыпями остались лишь глаза и кончики носов, увидели, как военный локомотив, громко гудя, прошел мимо них и скрылся.

Тогда они вылезли из укрытий и сказали:

- Давайте сделаем другое заграждение, еще больше, чем прежнее?

И в этот самый вечер и в ту же самую ночь они построили другое заграждение из огромных стволов. И забили это заграждение старыми костями давно умерших динозавров. И заткнули прорехи гнёздами давно умерших птиц. И закидали заграждение помётом. Потом, очень усталые, но довольные, легли спать... и все еще спали, когда на следующее утро вновь появился военный локомотив, и люди с локомотива приблизились к заграждению.

- Эй, скунсопарды, мать вашу! - закричал офицер.

- Ну? Чего ещё скажете? - ответили скунсопарды.

- Разберите эту поебень!

- Не ори, пыль поднимаешь.

- Мы пустим в ход пушки, мать вашу, и эту поебень тоже разобьем!

- Давай – давай…

Скунсопарды говорили гордо и свысока, потому что были уверены, что это новое заграждение не разрушить никаким пушкам в мире.

Но через некоторое время локомотив снова окутался дымом, и тут же что-то с оглушительным грохотом взорвалось в центре заграждения: дело в том, что на этот раз в заграждение был пущен уже не снаряд, а влетела самая отличная в мире граната. Граната ударилась о стволы, взорвалась, раскрошила, разбила в щепки огромные бревна. Вторая граната разорвалась рядом с первой, и еще часть заграждения взлетела в воздух. И так разрушали недобрые люди заграждение, пока от него ничего не осталось, ничего-ничего. Совсем ничего. То есть, вообще ничего. И тогда военный локомотив пронёсся мимо скунсопардов, и видно было, как люди на нем насмехались над животными, показывая им голые задницы и факи.

- Ну вот, - сказали тогда скунсопарды, вылезая из укрытий, - теперь мы все умрем, потому что локомотив теперь будет все время здесь шкандыбать и мелюзга никогда не вернется.

И все расстроились, потому что маленькие скунсопардики плакали, мочились и просили есть.

И тогда старый скунсопард сказал:

- Не надо терять надежды. Пойдёмте отсюда на хрен!

- И правда! – оживились все скунсопарды. – Какого чёрта нам здесь торчать?

Собрались скунсопарды в огромную стаю и ушли из этой степи. Больше никто никогда скунсопардов в тех краях не видал. И в других краях тоже никто скунсопардов больше не видал. И до этого, кстати, тоже никто их не видал. То есть, вообще никто никогда скунсопардов не видал. Ни здесь, ни там.

Такая вот ерундистика.

21 апреля 2005 года, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru