Huh / Сказки / Последний живой
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Последний живой

Реалити-шоу
Наворовано отовсюду: тут и телевидение, и компьютерная игра, да и вообще - накоммуниздила зерна...

- Расскажи мне, пожалуйста, про Игру, а?

- Эт про какую?

- Ну, про ту. В которой ты еле уцелела.

- Не. Не хочу…

- Да ладно тебе! Расскажи. А я тебе буду неделю пиво потом приносить!

- Месяц.

- Ладно. Месяц.

- Окей. Усаживайся, как говорится, в позу лотоса - я начинаю сказ. Мда.... Было это в одном тридевятом царстве, тридесятом государстве хрен знает сколько лет назад…

- Блин, ну не гони, плиз! Ну, пожалуйста!

- Окей, дружище. Буду по делу тогда. С чего б начать-то? Мда…

- С начала начинай – самый верняк!


Мда.... Ну что же. Одним чудесным днём, когда я была молода, свежа и полна здоровьишка, студия «Ужас-сегмент» совместно с каналом Наворот-ТВ объявила о наборе участников для телевизионной игры под названием «Последний живой». Как сейчас помню: все газеты, журналы и рекламные паузы кричали тогда об этом наборе. Вот я и решила поучаствовать. Призом был всё-таки миллион американских денег. Почему бы и нет? – подумала я. Мда.... Молодость, молодость…

- Какое-то название сомнительное для Игры…

- Тогда меня это не настораживало.

Так вот. Подала я заяву на участие и меня как будто «отобрали». Меня и ещё пятерых парней.

- Ишь ты! Чего там требовалось-то от кандидатов?

- Отменное здоровье, выносливость, физическая сила, умение «играть» и суровое выражение лица.

- О! Это у тебя завсегда!

- Хе-хе… Парни вообще были все на одну рожу и у всех одинаковое выражение лица – очень суровое. Пожалуй, только Лаки и улыбался. Мда.... Лаки, Лаки…

- Чего за парни-то были?

- Парни клёвые были. У нас была суперская команда. Например, «Граф» - за пятнадцать минут, шельма, мог изучить любую карту и воспроизвести её по памяти. Или вот «Мясоед» - громила такая: гигантскую собаку мог голыми руками укокошить! Да ещё и поставлял регулярно дичь на ужин! Опять же - «Kamasutra»…

- Гы-гы… Можешь не объяснять…

- Хе-хе… Ну да. Малость был паренёк озабочен, но такой отличный снайперюга! Таких обыскаться можно было! Зуб даю! Вооот… Был ещё «Лаки» - душа компании. И дело своё знал хорошо и каждый вечер от него байки, истории и приколы исходили. Самый, пожалуй, прикольный чёрт был.

- Гы-гы… Влюбилась, что ль?

- Не то, чтобы. Ну, может, чутка. Открой-ка пивка ещё…

- Держи. Так. Это четверо. Кто ещё был?

- Ещё был «Morozz» - самый суровый перец. И на рожу и вообще. Замутнённый какой-то он был.

- Это как?

- Чёрт знает. Не пойми, чего на уме у него было, да и по физиономии не определишь: то ли рад он чему-то, то ли зол, то ли спросить чего хочет, то ли в таблищу сейчас даст. Я его так и не успела понять. Мда... Мороз, Мороз… Ну, вот и всё. Вся команда.

- У тебя какое погонялово было?

- Хе-хе… Вишенка, блин. От импортного слова «желание»…

- Это как?

- Как-как. Wish-енка! «Wisheнка»! Такую я себе замутила кликуху.

- Гы-гы… Порно какое-то!

- Мда… Молодость, молодость…

- В общем, круто! Ничего такая тусовочка! А негр у вас там был?

- Где?

- В команде.

- Нет, негра не было.

- Нехорошо. Во всех таких командах всегда есть негр. Его чаще всего первым и того.

- Это в каких таких командах?

- Ну, в кинофильмах про монстров всяческих и супер-команды по их ликвидации!

- Это был не кинофильм. Это было реалити-шоу. Игра. А будешь фигню молоть, получишь в бочину – это раз, и тогда уж хрен тебе, а не рассказ – это два.

- Гы-гы… Ладно-ладно. Больше не буду глумиться. Давай дальше!

Около месяца мы тренировались на базе. Там всякие нешуточные испытания были – мы должны были их проходить. Ну и, конечно, каждый вечер устраивалось мясилово - друг с другом и с ботами. Весёлое было время. Мда.... Кто ж знал, кто ж знал…

- Боты – это кто?

- Спецназовцы. Для нашего успешного тренинга припахали их на тренировочную базу! целый отряд!

- И как они?

- Ничё такие ребята. Мощные. Туповатые малость, но замесить могут на раз.

- Класс! Хотел бы я помяситься с ними!

- Тогда казалось, что с ними скучно. Мда… Боты, боты…

- А вам рассказывали на базе, в чём суть Игры будет?

А как же! Вроде как, привезут нас в тропики - на острова Какманды. Поселят на одном необитаемом острове, и на острове этом не будет ни жилья, ни удобств, и даже дичь вся предварительно будет вывезена. Будет только сам остров, а на нём куча растительности и жиденький родничок с пресной водицей.

- Мрак!

- Ага. Но, кстати, растительность почти вся оказалась плодовая: типа там бананы всякие, папайи, манги-манги, кокосы и всё такое.

- Ну, это ещё ничего…

- Да, только приедается за один вечер. Если б не Мясоед, мы там с ума сошли от этой ботвы.

- А он чего?

- А он с острова Монстров после каждого мясилова дичь увозил с собой! Птицу какую-нибудь отловит там или ящера.

- Чё за остров Монстров?

А вот это как раз уже самая Игра и есть. На одном из островов Какманды живём мы – нас называют командой «Героев», а наш остров – «остров Героев». А на другом острове поселяют монстров. И называют их командой «Монстров», а остров, соответственно, «островом Монстров». Наш островочек был с гулькин хрен, а ихний с половину Австралии! Да ещё с таким ландшафтом – макет земного шара в миниатюре! Там вообще всё было! Льдов вот только не было, а так – всё! Красота, конечно, но в плане стратегии – полная жопа!

Мясилово нам устраивали каждые три дня именно на их территории, потому как их к нам привезти было никак невозможно, да и там, типа, интереснее.

- Почему каждые три?

- Этого я не знаю. Может, так положено для восстановления сил и морального здоровья.

В общем, каждые три денька приплывали мы к ним на остров и шарились там по джунглям в поисках приключений на свою же задницу! Мда… Время, время…

- Оружие вам выдали?

- Было дело. Топор дали да бумстик – вот и вся тебе забава.

- Чё такое «бумстик»?

- Хе-хе… Стрелялка такая - шотган одноствольный.

- Сильная хрень?

- Так себе. На безрыбье сгодится.

- А обмундирование давали?

- Обмундирование – своё, во что замотаешься, то тебе и подмога. На монстриловом острове, вроде как, можно было найти бонусы – оружия навороченного да брони. Но это было очень трудно. Я только один раз за всё время жилет нашла непробиваемый - розового цвету. Больше ни фига мне не подфартило.

- И парни ничего не находили?

- Находили, находили… Мда… Парни находили… Ещё пивка открой.

- Держи. Чего за монстры-то были?

Монстры… Мда… Это песня. Тоже шесть штук их было. Уж не знаю, в каких лабораториях и какие Франкенштейны их выращивали, но персонажики были чудо как хороши. Во сне каждого из них увидишь – не проснёшься, факт! Во-первых, конечно же, товарищ «Шамблер». Самый громадный хрен. До сих пор мне снится его туша. Сучара.

- Чудное название…

- Ага! Это вот представь себе орангутанга метра в четыре высотой. Вот такенной ширины в костях. Шерстью весь заросший - даже на морде. Вечно весь кровищей чьей-то измазан. Лапищи до полу – один удар лишает чувств, а то и жизни! Дык он ими, скот, ещё и разряды электрические организовывает: разряд – и нет тебя среди живых!

- Как это он лапищами разряды делал?

- Вот уж не спрашивала. Некогда было.

- Дык он из чего был сделан-то?

- Кто?

- Ну, Шамблер этот.

- Сдаётся мне, что из мяска, кожицы и волосни. И воняла эта туша на весь остров.

- Живой, что ли?!?

- Уже, слава богу, нет. Мда…

- Офигеть! Чудеса какие!

- Да уж…

- Ещё кто там был?

Кто ещё… Мда… «Финд» был. Тоже страшная зверюга. Особенно, когда неожиданно откуда-нибудь выскакивает. Мясоед звал его «Собачкой», а я звала его «Чертякой», но, вообще-то, это было хрен поймёшь что такое. Вроде, и на обезьяну похож: лапы передние такие же длинные, здоровый, как горилла, мохнатый, и прыгал по обезьяньему. Но, в то же время - рога козлиные и копыта на задних ногах. Судя по выражению морды – это был чёрт. Самый настоящий Чертяка. А скулил частенько, как пёс. Мда… Бил этот засранец лапой. Со всей дури. В том его изюминка и была: выскочит из-за камня там, или из-за какого-нибудь другого укрытия и как заедет граблей своей по балде – хошь, не хошь, а разлетишься вдребезги. Ударец такой – на пару центнеров потянет.

- Блин! Где они таких надыбали субчиков?

- Не знаю. Видимо, очень старались угодить.

- Умные твари были?

- За жизнь я с ними не беседовала.

- Ну, они там хитрили как-то? Ловушки устраивали? Соображали чего-то?

- Да, похоже, чего-то соображали. Кто вражина точно определяли. Хотя, и друг друга, вообще-то, мултузили. Я вот один раз минут двадцать наблюдала, как этот вот Чертяка зомби пинал. Развлекалась.

- И кто кого?

- Мясоед Чертяку. Хе-хе… Выскочил на ихнее болото и вдарил Чертяке по темени! Смешная была тема!

- Брр, у меня мурашки прям по коже!

- Ага! Меня тоже колбасило. Чуть с лианы не грохнулась.

- Какие ещё твари были?

«Огр» ещё был, в народе «Целлюлит». Это я его так обозвала. Хе-хе… Такой был детина из бычьей породы, два с хреном метра ростом. Огромный, жирный и болезненно бледный. Я б даже сказала, что слегка зеленоват был субчик. А ещё покоцанный: то ли целлюлитом, то ли оспой. В общем, дряблотный был паршивец. И жилось ему, судя по всему, тяжело и грустно. Вид у него такой был всегда – опечаленный. Ходит, понимаешь ли, и грустит.

- А он чего умел?

- А он умел махать бензопилой.

- Да ты чё?! Откуда у него бензопила была?

- Не могу знать. Она всегда была при нём. Он везде и всюду таскал её за собой. Ходит, грустит, думает чего-то и пилу за собой таскает. Так его жалко бывало – сердце кровью обливалось иной раз. Очень хотелось избавить его от страданий, чтобы раз и навсегда – взять да и снёсти ему черепушку бледно-рыхлую напрочь. Но этот говнюк чутьём был наделён непомерным и гранатами, скот, ещё кидался. Только ты его заприметишь, а он уже в твою сторону рылом ведёт и - на тебе гранатку в носяру!

- Господи, гранаты-то он откуда брал?

- Откуда ж я знаю. Находил, видать, бонусы, подлец. Причём, видать, постоянно.

- Фигак! Точно, значит, умный был!

- Значит, был умный. Мда…

- А чего за зомби? Который с Чёртом мясился?

«Зомби». Это мерзейший персонаж. Просто полуразложившийся труп. Не столько опасный, сколько противный. Меня вот лично всегда подташнивало при виде его: мясо гниющее, жилы открытые, глаза вываливаются. Брр! А запах! Тонны пикантного сыра не сравнятся с его парфюмом! Вот он любитель был позакидывать врага своей гнилью – умереть можно от одного только отвращения, ну или от заражения крови. А убить его никак. Вернее, можно, но только путём разрывания оного на мельчайшие кусочки. Мда… Вот, спрошу я у тебя, дружище, скажи-ка мне с ходу, как можно разорвать фурункула гнойного на мелкие кусочки, чтоб не умереть от вони и отвращения?

- Может, гранатомётом каким-нибудь?

- Точно! Правильно мыслишь. А где взять гранатомёт на необитаемом острове? А?

- Искать секретные залежи гранатомётов! Гы-гы…

- Молодца! Держи пробку от бутылки! А залежи эти фуй найдёшь. Потому как игра должна быть зрелищная, и они припрятаны далеко и надёжно, а то и вообще отсутствуют! Так-то!

- Так и чего? Вы его так и не разорвали?

- Терпение, мой юный друг. Глотни-ка лучше пивка.

- Угу. А ты продолжай, продолжай.

Далее у нас по списку товарищ рыцарь. Обычный такой Рыцарь Смерти. Ничего особенного. В железных доспехах. В шлемаке с рогами. И меч всегда наготове. Отличный такой рыцарь под симпатичным названием «Death Knight». Скромно и по существу.

- Он непробиваемый был?

- Ну почему же? Пробиваемый. Но с трудом. А ещё он был огненно-пуляемый, что привносило в процесс его убивания некоторую суету и дискомфорт.

- Это как?

- Махнёт наш рыцарь рукавом, а оттудова салют из шаров огненных полетит и всё в сторону врага. Красота неописуемая! Ебошит не сильно, но неприятно. Такой вот чудесный был чувак.

- Кто там внутри в доспехах сидел? Видно было?

- Рыцарь и сидел.

- Пиротехник, наверное, какой-то. Мечом-то хорошо орудовал?

- Никто не жаловался. Мда…

- Ладно. Ещё один остался монстер. Кто таков?

О! Это мой самый любимый был кренделёк! «Spike» назывался, а в народе - «Опарыш»! Потому как похож был на смесь опарыша с крокодилом. Размером с последнего. Представь себе опарыша размером с большого крокодила. Представил?

- С трудом, вообще-то.

- Ну, а теперь представь, что он ещё и летает, як воздушный змей! Парит над тобой и харчемётит в тебя зелёной едучей слюной! Представил? Так-то! О какой был субъект монстрильной федерации! Как же я хотела его пузо белое гвоздомётом попробовать! Эх. Не свезло. Мда… Опарыш, опарыш…

- Как такого вообще сделать-то можно? Не понимаю…

- И не понимай. Ты, главное, представь его себе и обделывайся от ужаса, а понимание – дело десятое. Мда… Вот, собственно, и все наши супротивники.

- Я в шоке просто!

- И это правильно. Однако шоу, как говорится, начинается.

Привезли нас, значит, на наш остров. Высадили не на берегу, а метрах в восьмистах от берега. Вот, говорят, кувыркайтесь в воду и плывите до места назначения. Всё б ничего, если б не в полном обмундировании да с топором и бумстиком в придачу. Я, честно говоря, уже тогда подумала, что по хрену мне на игру – утону прямо сейчас и всех делов. Но, вроде, доплыла.

В первый день мы исследовали место. Вернее, Граф за пятнадцать минут обшарил весь остров, пришёл и рассказал, что дичи тут никакой нет, но по всему острову растёт куча съедобной ботвы, а потом повёл нас на экскурсию и показал, где чего растёт и как короче пробраться к пресному роднику. Мороз сколотил неплохие нары. Я поцапалась с Камасутрой.

- Из-за чего?

- Не любила пошлые шутки.

- Гы-гы… А сейчас любишь?

- Пошути – узнаешь. На самом деле, сейчас по фигу. Пусть бы лучше шутил шутки. Мда… Камасутра, Камасутра…

Чего дальше. Устроились мы нормально. Островок был вполне ничего. Ну, а потом настал день номер три. Это если считать с момента прибытия. А если считать по мясным делам, то настал день номер один. Никогда не забуду довольную рожу ведущего, которую нам показывали на огромном плазменном экране. Как включится с утречка, да как заорёт:

Вот и настал Великий Мясной День! Первый из Великих Мясных Дней! Сегодня команда «Героев» прибудет на остров Монстров, где обеим командам предстоит схлестнуться не на жизнь, а на смерть! Сегодня мы и узнаем, чья команда уже в первые дни пребывания на необитаемых островах сократится ровно на одного представителя! Кто же окажется сильнее: «Герои» или «Монстры»? Что почётнее: быть экипированным и прошедшим хорошую подготовку в экстремальных условиях или обладать потрясающей живучестью и не знать пощады?! Кто сегодня, как говорится, сосёт по полной, а кому – огромный респект!

Мда… Вот кого надо было бы сразу пристрелить, так это засранца ведущего. До чего ж раздражал скунс!

- Гы-гы… Чего ж не пристрелила?

- Чтоб он хоть раз живьём бы показался! Он всегда только по экранам да мониторам показывался, а сам на вертолёте где-то над островами парил.

Ну вот. Прокукарекал он свою бравую песню и предложил нам идти к лодке, чтобы отправиться на остров противника. Мы экипировались, разрисовались угольками, как Шварценеггеры, блин, и поплыли.

Волна в тот день была огроменная! Приплыли мы только к полудню. Жарища уже была, как на сковороде со шкварками! Приплыли, еле вывалились на берег: ноги затёкшие, руки ноют, - а там уже на огромном экране эта рожа. И орёт радостно:

Ну что ж, вы видите этот прекрасный остров. Это остров Монстров. На этом острове и будут происходить все наши последующие встречи! Сегодня я приветствую вас в полном составе, и поскольку это ваш первый мясной день, то я дам вам несколько комментариев. В дальнейшем же вы просто будете высаживаться на берег и сразу вступать в игру! Остров огромный! На нём есть болота, водоёмы, речки, непроходимые джунгли, поляны, холмы, каменистые местности, гроты, пещеры, вулканы и прочее! Это идеальное место для проведения мясных боёв!

Тут Мороз, помню, как рявкнет: «Ненавижу большие карты!», рожа у ведущего аж перекосилась. Но потом он ухмыльнулся загадочно и дальше орать:

Кроме того, мы построили здесь четыре наблюдательные вышки – как вы будете их использовать – ваше дело. Про бонусы и дополнительные блага я ничего говорить не буду: как и в каждой игре, они, конечно же, есть – вам всё предстоит узнать и найти самим. Это не значит, что вам обязательно повезёт! Найти здесь что-либо весьма и весьма трудно! Напоминаю вам, что в игре нет никаких правил и запретов. Продолжается игра до первого выбывшего, о чём мы узнаем посредством видеокамер, находящихся тут на каждой веточке каждого куста, а вы узнаете посредством звукового сигнала. Как только услышите вот такой звук…

Тут по ушам как вдарит, будто сотня кастрюль где-то с полки грохнула! Я, помню, присела чутка от неожиданности.

…сразу прекращаете игру и идёте к своей лодке. Звук этот означает, что есть потеря в одной из команд. Что ещё? «Монстры» уже здесь освоились, заняли свои удобные позиции. И хочу сказать вам – в качестве предвосхищения, что они невероятно голодны, очень злы и жаждут крови! Всё. Удачи вам! А нам потрясающего зрелища! Гоу-гоу-гоу!

Мда… Рожа, рожа… Как же ты меня бесила.

И рванули мы в чащу. С топорами и бумстиками. Да одетые в свои фирменные кожаные жилеты со стальными нашлёпочками. Такие бравые! Убивать, типа, монстров понеслись. Радостные до одури – сейчас, мол, всех замесим в один присест и домой! Мда… Пива там ещё осталось?

- Держи. Только языком не вздумай заплетаться! Самое интересное пошло!

- Не скули. Мне пиво рассказ строить помогает. Мда…

Значит так. Побежали мы в таком порядке: Мороз с Камасутрой в одну сторону, Граф с Мясоедом в другую, а мы, вроде как, с Лаки в паре.

- Гы-гы! Лябоффь!

- В носяру хочешь двину?

- Неа.

- Вот и не гыкай тогда.

Бежим, значит, и ни фига потихоньку не получается – всё сучья да ветки трещат. Как медведи в брачный период несёмся. Я на него шикаю, он на меня бычит, но оба трещим – дай боже! Вдруг – бац! – из-за кустов на нас какой-то такой же громила вываливается. Бляха-муха, ведь чуть не разрядили мы в него полный комплект, а это ж был Мясоед! Мы ему: «Ты, чёрт сраный, осторожнее скачи тут! Ещё б немножко и ты труп!», а он нам – туда, мол, не ходите пока, там Шамблёр шастает между холмов. Надо бы, наверное, оружия пореальнее, чтоб на Шамблёра идти! Мы, говорит, с Графом прямо на него выскочили и стрёмно сразу стало! Граф, говорит, в грот сразу сиганул, а я, говорит, побежал обратно - подальше от урода лохматого! Но он, похоже, меня просёк и тащится следом! Мы выслушали Мясоедыча и тут же вприпрыжку и в рассыпную. Шамблер – субъект такой: выйдет тебе навстречу и дюже страшно становится.

Мда… Чуток всего и пробежала я, а тут уже и звук грохнувших кастрюль. Стало быть, к лодке уже надо. Думаю, что и пятнадцати минут мы на их острове не поколбасились. Я лично даже издалека никого не увидела в тот день.

- Кого угрохало? Вашего или ихнего?

- Нашего… Мда…

Собираемся у лодки, глядим – нет Мороза. Ждём, ждём – нет Мороза. Ну, а потом морда с экрана сообщает: всё, мол, езжайте к себе, ждать больше нечего. Так удивительно вдруг стало. Вроде как, никогда б и не подумали, что именно его первым не досчитаемся. Да и вообще: привыкнуть не успели, а его уже нет, и не понятно, где он сейчас и как выбыл.

- Так и не узнали, что с ним случилось?

- Узнали. На следующий день морда экранная вылезла: доброе утречко, сейчас, мол, покажу, как вы товарища своего потеряли. Учитесь на ошибках!

И показал. Глупо, в общем, погиб хлопец. Нёсся наш Морозец по джунглям – тоже с треском, как медведь-шатун. Выбежал, вроде, к небольшому склону каменистому и нос к носу столкнулся с Железякой!

- Это который «Death Knight»?

- Ага. Он. Его на фоне камней и не видать было ни фига! Ну, Мороз, естественно, пугается в первый момент, подпрыгивает и начинает судорожно палить, а отбежать назад уже никак – мешают корни деревьев, да и в лианах малёк подзапутался.

В общем, Железяка приблизился и давай рубать своим мечом нашего сурового! Да ещё пулял по ходу своим фирменным салютом. А у Мороза кончились быстро патроны, и остался только топор. Так вот и махали холодными орудиями. Бой, как говорится, длился недолго. Запутавшийся в ботве Мороз скоро завис недвижно в лианах. А эта рогатая жестянка его всё рубала, и рубала, и рубала. Изрубил в фарш. Мда… Вот тут-то и стало как-то некомфортно всем.

- Чего? Так и зарубил?

- Ну, а чего стесняться-то? Так и зарубил… Мда… Мороз, Мороз…

Стали мы мозговать стратегию. Для этого Граф начертил на земле карту острова ихнего. Показал, где есть гроты и пещеры. Сказал, какие он уже проверил - там, бишь, нет никаких бонусов, а какие ещё под секретом.

Ну и остальные добавили к этому свои наблюдения. Кто чего увидел: типа где полюбилось тусоваться Шамблеру, в каком болоте сидел вчера Зомбяк и прочее.

Удивительно, но на следующий день мы уже как будто и не тосковали по Морозу. Будто и не было его никогда с нами. А Мясоед вообще жалел очень, что только одного ящера притащил на вчерашний ужин. Сказал, что на монстрячем острове помимо наших красавчиков до фига всякой живности: птицы, змеи, ящеры! – такое, говорит, раздолье! Сейчас бы, говорит, супчику да с потрошками! Хотел бы ты, говорит, Лаки, супчику да с потрошками? Хе-хе… Я б, отвечает Лаки, щец бы сейчас навернул! Мда… Лаки, Лаки…

Я снова начала бычиться с Камасутрой. Чего, спрашивается, бычилась?

- Дура, наверное, была.

- Не иначе. Есть там ещё пиво?

- Сколько ж можно?

- Ты ж видишь – я ни в одном глазе! Мне оно только помогает, иначе крезанусь во время сказа!

- Ну, давай – сказывай тогда дальше.

На шестой день морда на экране с утреца пораньше включилась: вставай, вставай! штанцы поднадевай! Нынче, говорит, штормит не по-детски, успеть бы вам к вечеру добраться до места!

Мы, как ужаленные, забегали, засуетились - по паре манго на душу и в путь. Прибыли и, правда, только к вечеру. Из лодки вываливали ползком – вообще сил никаких уже не было, и блевать хотелось отчаянно. Шторм был, что надо, и дождина лил сумасшедший.

Только в чащу просочились, и километра не прочесали – грохот кастрюль. Правда, я броню свою розовую вот тогда и нашла. Выбегаю на полянку. Там вышка из бамбука построена, а под вышкой бронежилет валяется! И сверкает розовым металликом! Обрадовалась, нацепила: прямо на свой кожан мокрый натянула; с большим, надо сказать, скрипом - и тут грохот кастрюльный. Мда…

Приходим к лодке – нет Графа. Все есть, а Графа - нет. Мясоедыч аж с двумя какими-то перепелами в руке и большущей змеёй на шее, а Графа нет. Ждём, ждём – нет Графа. Глядим вопрошающе на экран - включается морда: ждать, говорит, больше не надо, езжайте с богом, но! - сначала посмотрите, как не надо себя вести на этих островах.

И показывают нам, как пробирается Граф по мокрой траве сквозь заросли. На полусогнутых. Бесшумно. И почти незаметно. Так только Граф и умел передвигаться – как кошка! Выбегает к водоёму, оборачивается на какой-то хруст в кустах, поскальзывается и падает в водоём! А там никакая не водица, а самая настоящая лава!

- Лава? Какая это?

- Именно! Самая, блин, кипящая! Ибо водоём находится прям под кратером вулкана, а вулкан пыхтит и трясётся постоянно, изрыгивая время от времени чудные потоки кипящей хрени. Хрень эта набирается в небольшое углубленьице. Вот в это-то углубленьице и падает с дуру наш карто-ГРАФ! Полный, в общем, аут! Так обидно стало – просто амбец! Мы тогда на весь остров орали слова всякие неприличные! А Камасутра расстрелял экран с рожей ведущего! Мда…

Домой прибыли только к утру, потому что всё ещё бушевал штормище! Когда выползли из лодки на берег, не было сил ни переживать по поводу Графа, ни ужин готовить. До следующего обеда так и продрыхли на берегу.

- Какие-то ты ужасы рассказываешь…

- Сам просил.

- Я думал, это Игра была.

- Это Игра и была.

- Да уж…

- Ну, чего? Дальше не будем нервишки щекотать?

- Щаз! Ещё как будем! Такая фигня творится!

- Окей. Следующим номером программы Мясоедыч замочил Чертяку. Это было приятно.

- Это когда ты наблюдала сверху?

- Ага! Я долго шарилась по джунглям, потом гляжу: болото, а на болоте Зомбяк чего-то копается. Я к нему поближе подваливаю: здарова, говорю, Зомбяк! всё гниёшь?

- Чего это ты такая смелая?

- Дык, а чего он сделает-то на расстоянии? Кинет свою протухшую печень в тебя? Дык, увернёшься.

- И чего он?

Он завыл. Обернулся и давай в меня кидаться своей гнилью. Я уворачиваюсь, а тут к болоту выпрыгивает Чертяка – вот в него-то гниль и угодила. Чертяка, естественно, разозлился - ему по фигу, кто тут свой, а кто не свой, – сиганул в болото и давай лупцевать Тухлячного. А мне весело. Я по лиане на верхние ярусы взгромоздилась и сижу, типа, наблюдаю. Забава! Мда… Минут двадцать они мясились: Чертяка ручищами наотмашь лупасит, а Тухлячный своими ошмётками бросается. Ну, я насмотрелась от души, а потом чую, что близок конец Чертякин - прицелилась Чертяке в балду… Тут вдруг с другой стороны болота Мясоедище выскакивает - чпок Чертяку топором по башке и ВСЁ! Прикинь? Тюкнул разок топориком – и ВСЁ! Чертяка под воду, а Мясоедище, не останавливаясь, дальше побежал – будто так, по ходу дела, по черепу молотнул кого-то!

- Забавно.

- Ага! Главное, кастрюли грохочут, а этот хрен будто не слышит: глаза выпучил и с азартом таким нешуточным несётся дальше! Оборжаться можно!

- Куда это он нёсся?

- Куда-куда… За ужином! Это ж Мясоед! К лодке прибежал уже с птицей какой-то!

- Ну, крут!

- Не то слово! Правда, ни фига не съедобной птица оказалась. Какая-то она горькая была, и дристали с неё потом сутки. Хе-хе… Но, зато, какой праздник был! Мда… Я Мысоедычу, конечно, потом высказала, мол, такой кайф мне убил – я двадцать минут в кронах куковала, наблюдая потасовку, только приготовилась пальнуть, а тут ты деловой трусцой со своим топориком – тюк и побежал дальше!

- Гы-гы… А он?

- А он лыбился во всю рожу. Кто ж знал, говорит, что ты, как дура, кемперишь там зачем-то… Хе-хе…

- Прикольно.

- Ага.

- Пошла полоса везения у вас?

- Неа. Потом Камасутру того. Целлюлитный гранатами закидал.

- Чё ему? не увернуться, что ль, было?

- Да, блин. Опять по-идиотски получилось всё!

Я ж говорю – мы накануне в честь праздника обожрались супом из какого-то Какмандинского кулика с бананами. А его, кулика этого грёбаного, оказывается, нельзя недоваренным употреблять. Кто ж знал-то, что его варить надо часов десять? Мы его как курицу поварили и сожрали. И зря - по кустам сидели до следующего визита на остров Монстров. Мда…

Всех, вроде, отпустило, только слабость была большая, а Камасутру не отпустило. Он, бедолага, маялся и маялся, даже в лодке.

Ну, вот на острове забежал в грот - справить нужду очередной раз, там-то его Орг и загранатил. Чудень этот думал, что его никто не видал, что он тут незаметно сидит и гадит, а Целлюлит просёк его - морду навострил чего-то и потащился к гроту. Даже не заходил вовнутрь, зараза, - прямо так и закидал гранатами!

- Блин! нелепо и ужасно!

- Ага. Лепо, вообще, чего-то мало когда получалось. Что Мороз, что Граф – всё глупо. Ну, а Камасутрик – это вообще! Полный абзац! Мда…

Но, зато, Целлюлитный тоже потом облажался. Был убит Зомбяком. Вот как раз в следующую нашу встречу.

Их Лаки схлестнул. Подцепил Целлюлитного и повёл его за собой. Тот и повёлся. А Лаки его к болоту привёл – думал схлестнуть их с Зомбяком, чтоб Целлюлитный своей гранаткой Зомбяка порешил. Но, увы! - Жирному ума не хватило кидаться в Зомбяка гранатами. Он же, гад, когда враг близко к нему, то только бензопилой своей машет, а про гранату напрочь забывает. Мясились они долго. Лаки всё скакал вокруг и пытался отвлечь Жирного, чтоб тот отошёл на расстояние и применил-таки гранату! Но тот вошёл в азарт: на Лаки внимания не обращал, а пилил Тухлячного, как заведённый. И допилился. Тухлячному – хоть бы хрен, а Целлюлитный помер от побоев. Выглядело это, конечно, кайфово! Мне и не пересказать даже. Эх, тебе б вот версию бы Лаки послушать – он вообще очень ржачно рассказывал – по ролям. Мда…

День, вообще, тогда был хороший. Во-первых, не мы потеряли человека. Во-вторых, Мясоедушка притащил вкуснейшего Какмандинского ящера и шотган, который он нашёл в каком-то подземелье готическом.

- У вас же были шотганы?

- Дык это ж был двуствольный! Всяко ж круче!

- Ааа…

- Вот. Это было во-вторых, да?… В-третьих, Лаки нашёл гвоздомёт, который он торжественно подарил мне в лодке. Это вообще было супер! В четвёртых, на нашем острове нас ждала бутылка вина, которую нам в честь непонятно чего подарили организаторы игры. И, вообще, нам было в тот день очень весело и прикольно!

- Я представляю!

Настолько весело, что хороший настрой продлился аж два дня - до следующего боя! И Мясоед угрохал моего любимого Опарыша! Хе-хе…

- А ты сама хотела?

- Ага! У меня ж был теперь гвоздомёт! Так хотелось в мягкое белое пузо потыкать гвоздями! Он такой был славный: летал, шипел, харкался, а тут бы раз его взять, да и погвоздить чутка! Но нет. Это опять был Мясоед.

- Опять на бегу, по ходу дела?

Не. В это раз осознанно. Выскочил к скале. Глядит – там в расщелине спит Опарыш, ну он и разбудил засранца. А, разбудив, из шотганчика своего – бац! бац! – Опарыш и упал мордой в землю – прям как по пьяни в салат! Вообще, тварь жутко прикольная! Ежели б не страшная такая, то я б её одомашнила! Чес слово! Хе-хе…

Это, кстати, был единственный раз, когда Мясоед пришёл к лодке без дичи. Прикинь, так ему понравилось падение Опарыша на землю, что забыл напрочь человек про ужин! Стоял и ржал. Мда…

- Гы-гы…

А я в тот день на всех обиделась, типа, и твёрдо решила, что раз моя любимая тварь пала от руки другого героя, то я тогда посвящу себя поиску гранатомёта. Ибо без оного не убрать Тухлячного, а убрать его по любому надо. Такие дела.

И вот весь следующий мясной день я носилась по острову в поисках нужного оружия. А день был долгий. Думаю, что часа три мы пробыли у них там до кастрюльного грохота. Мне удалось незамеченной проскочить мимо душки Шамблера, причём, раза три. Больше я никого не встретила, но и гранатомёта не нашла. Лаки тоже не нашёл гранатомёта, но, зато, нашёл банку энергетического напитка, повышающего активность и работоспособность. Нашёл, выдул и тут же зафаршировал Железяку в мясную консерву! Это было смачно! Хе-хе…

- Мясоед тоже не нашёл гранатомёта?

- Мясоед, Мясоед… Мда… Мясоеда в тот день расплющило раздвижным мостом. Эх…

- Что за бред?

- Вот такой бред. Ещё одна нелепость. Попал в запарке в движущуюся конструкцию моста, и задавило его. Как раз в тот момент, когда Лаки зафаршировал Железяку. Такая идиотская ничья получилась в тот день.

Мы с Лаки стояли у лодки, веселились вовсю и ждали Мясоеда с дичью. Уверены были, что он охотится где-то! Кастрюли-то загремели, когда Лаки убрал рыцаря – нам и в голову не приходило, что может быть двойная потеря! Лаки рассказывал про своё мясилово, я угорала. И вдруг морда экранная включается и говорит: «А чего вы ждёте-то? Езжайте обратно, пока Шамблер на бережок не вышел погулять!» Мы возмущаться: мол, товарища ждём, отвянь, рожа неприятная! И тут вот нам экран показывают: хрусть-хрусть! Мда… Мясоед, Мясоед… Без него стало совсем жестоко. Настолько реальный был перец!

- Дааа… Не прикольно как-то совсем.

- И не говори.

- Зато, вы вдвоём с любимчиком твоим остались на острове.

- Точно. Остались вдвоём. Но лучше б с Мясоедычем. Правда. Мда… Пиво, что ль, кончилось уже?

- Не. Ещё есть. Давай дальше повествуй!

Ну, чего? Два дня мы скорбели. Вообще тоска была жуткая. А потом поплыли на очередной мясной день. Решили, что будем держаться вместе. Типа, вместе замочим Шамблера, а потом будем искать гранатомёт, чтобы укокошить Тухлячного. Как видишь, план был отличный.

- Неплохой. А приз как же?

- Чего нам – миллиона, что ль, не хватило бы на двоих?

- В принципе – да.

Мда… А обернулось всё иначе. Шамблер все свои шестьсот шестьдесят шесть вольт разрядил в Лаки. Я успела подбежать вплотную к скоту и в мохнатое пузо гвоздей повтыкать, а Лаки чего-то замешкался как-то, что ли, и тут же получил разряд. Слышу грохот кастрюль, но чувствую, что мохнатый ещё жив. Гляжу – а Лаки-то уже угольком! Ну, думаю, хрен вам всем! – никуда я отсюда не уйду! Насрать мне на правила – я буду добивать эту тушу.

- И осталась?

- Осталась. Так и прыгала до последнего. Подбегу вплотную – в брюхо погвоздю, и отбегаю! Как бешеная кобыла скакала! Аж пеной изошлась!

- Зачем отбегала-то?

- А иначе б он одним ударом своей лапы меня того. У него ж удар-то двести тонн - не иначе!

Такая меня злость вязла – сама не ожидала! Чувствую, что я, прям, Сигурни Вывер в последних кадрах кинофильма про чужих! Врёшь! – ору. – Не возьмёшь!

Прямо клокочет всё внутри! Решила, что вот костьми лягу, а ты, сука мордатая, у меня за всех ответишь! Кастрюли всё гремят, чучело это орёт, а я скачу и скачу: к нему - от него, к нему - от него, и ору хрень всякую!

- Быстро убила?

- Угу. Только отскочить не успела. Завалилась туша прямо на меня.

- О господи! Как же ты вылезла?!?

- А я и не вылезла. Я померла.

- Ты чего?

- Ну, так я подумала, и все остальные тож так подумали. Очнулась я уже, когда меня везли что-то вроде хоронить.

- Как так?

- С почестями. Думали, что раздавило меня насмерть. А я вот ожила. Правда, два года потом лежала в госпиталях. Мда… Ну, как видишь, собрали…

- Фигак так!

- Ага!

- Кто ж, получается, победил?

- Зомбяк победил. Хе-хе… Последний живой – дохлый Тухлячный. Такая тема!

- И чё? Ему приз дали?

- Откуда ж я знаю. Дали, наверное, раз обещали.

- Почему не тебе?

- Я, видимо, не совсем жива оказалась на момент окончания Игры. Да, к тому же, нарушила правило «громыхающих кастрюль».

- Бред! Ты ж победила!

- Шамблера – да, а так – нет. Да ты не переживай. Они на моём лечении больше, поди, потратились – всё ж за их счёт было, тут уж я предъявила предъявы. И на пластическую хирургию тоже! Вон видишь, какая гладкая сейчас – как новая! Никто и не догадается, что по кускам собрана!

- Брр!

- Ага! Ну, чего? Дуй за пивом! С сегодняшнего дня и по тридцатое июня ты мне его поставляешь! И чтоб каждый день!

- Это почему по тридцатое июня? Сегодня ж семнадцатое марта, а мы на месяц пива застолбились.

- А я передумала! За такой рассказ надо больше пива! Давай уже – метнулся кабанчиком до ларька! А то вдарю правой ручищей в плечо – будет офигеть как больно! Это только пластик выглядит так натурально и розово, а внутри-то железная культя!

- Правда, что ль?

- Испытать хочешь? Беги уже! Дурень…

- Гы-гы… Wish-енка, блин...

17 марта 2005 года, Нафаня
Посвящается:
«Mopozz», «Граф», «Kamasutra», «Мясоед» и «Лаки»...

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru