Huh / Сказки / Сказка из кулуаров
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Сказка из кулуаров

Бла-бла-бла...

- Расскажи-ка, Фанька, сказку, - попросил Фаньку батя и тут же зачем-то засмущался.

- Не расскажу! – огрызнулась Фанька. – Не знаю я никаких сказок! Нету у меня их! Или нет… Я тебе расскажу, батя, сказку. Не свою. Гайдара. Изнахрачу её до невозможности и расскажу. А если что не так, так Гайдар меня потом встретит со всеми почестями у, сам знаешь каких, ворот! Да, Гайдар?

- Точно! – подтвердил Гайдар. – Встречу. Не изволь сомневаться.

- Запишись тогда в очередь, - ответила Гайдару Фанька и, наморщив лоб, начала свой рассказ.

В одной чужой-пречужой стране, о которой мы слыхать ничего не слыхали, и знать ничего не знаем, жил-был Олигарх Олигархич.

В ту пору, о которой я веду свой рассказ, олигархова братия только-только запихнула всех не олигархов поглубже в зад и зажила своей размеренной олигарховой жизнью: покупала зелёные поля и футбольные клубы - к полям в придачу, яхты и острова, живопись и скульптуру всякую.

А на одном курортном бережку той страны стоял домишко пятизвёздочный. Домишко Олигарха одного по прозвищу Олигархич, в котором жил оный с отцом да с братом.

Отец работает – бабки косит. Брат работает – бабки отмывает. Да и Олигархич не сидит без дела – то отцу, то брату помогает, ну или просто с другими олигархами балуется: кто кого крутостью переплюнет. Живи да радуйся – хорошая жизнь!


Вот однажды - дело к вечеру - вышел Олигархич на крыльцо. Смотрит он - небо ясное, ветер тёплый, солнце к ночи за горы садится. И всё бы хорошо, да что-то нехорошо. Слышится Олигархичу, будто то ли что-то гремит, то ли что-то стучит. Чудится, будто пахнет ветер не долларами с Америки, не нефтью с Татарстана, не алмазами Якутии, а пахнет ветер то ли дымом с пожаров, то ли порохом с разрывов. Сказал об этом Олигархич отцу, а отцу не до этого было.

- Что ты? - говорит отец Олигархичу. – Это, наверняка, Вован салют в честь помолвки устроил. Или Митяй новый арсенал пробует. Иди, Олигархич, в бане попарься, выпей, закуси и спи спокойно.

Ушёл Олигархич. В бане попарился. Выпил. Закусил. Спать лёг. Но не спится ему - ну никак не засыпается.

Вдруг слышит он на улице топот, у крыльца - стук. Глянул Олигархич, и видит он: стоит под окнами прикормленный Кэгэбэшник. Мерс - вороной, ствол – калибра 38’’, костюм элитный, а орден – первой степени.

- Эй, вставайте! - крикнул Кэгебэшник. - Пришла беда, откуда не ждали. Напал на нас неожиданно проклятый Народ. Опять уже чего-то гундит, опять тряпки красные рвёт и справедливости требует. Бьются с Народом наши сотрудники, но дело серьёзно!

Так сказал эти тревожные слова орденоносный Кэгебэшник и умчался прочь. А отец Олигархича подошёл к стене, открыл сейф засекреченный, достал оттуда самое для отца ценное и сказал:

- Что же, я хорошо назапасался – вам и вашим внукам надолго хватит. Ну, а мне не резон ждать тут своей участи. Поеду-ка я в Недосягаемость или, по крайней мере, в Неприкосновенность.

Так сказал он, троекратно поцеловал Олигархича и ушёл. А много ему расцеловываться некогда было, потому что надо было срочно делать ноги.

День проходит, два проходит. Смотрит Олигархич в подзорную трубу: нет... не видать ещё полного торжества Олигархии. Залезет Олигархич в бассейн – не уютно ему в бассейне. Поест ананасов – щиплют губы ананасы. И из головы никак не идёт, что нет ещё полного торжества Олигархии. Лёг он к ночи спать. Вдруг слышит он на площадке для тенниса шум, а у фонтана - плеск. Выглянул Олигархич в окно: стоит внизу тот же Кэгэбэшник. Только Мерс поцарапанный, только ствол не на месте, только костюм помят, орден на порванном лацкане болтается, а на носу пластырь.

- Эй, вставайте! - крикнул Кэгэбэшник. - Было полбеды, а теперь кругом беда. Народа – до фига, а наших – мало! Вышли, козлы, на площади, да бастуют, уроды, на рабочих местах! Эй, вставайте скорее!

Встал тогда старший брат Олигархича, достал из своего сейфа самое для себя ценное и сказал:

- Прощай, Олигархич... Остаёшься ты тут один... Деньги в банке, нефть в недрах, лес повсюду, а голова на плечах... Живи, как сумеешь, а меня не дожидайся. Не вернусь я больше.

Остался Олигархич один. Сидит и всё в трубу подзорную смотрит – нет, не видать торжества никакого. Вот приходит вечер, и лёг Олигархич спать. Но не спится Олигархичу, - ну какой тут сон? Вдруг он слышит на улице шаги, у окошка - шорох. Глянул Олигархич и видит: стоит у окна всё тот же Кэгэбэшник. Тот, да не тот: и Мерса нет - пропал конь, и ствола нет – отобрали ствол, и костюма нет – изорвали костюм, да и сам-то стоит - шатается.

- Эй, вставайте! - закричал он в последний раз. - И снаряды есть, да стрелки все в Народ убежали. И деньги есть да ума не хватает. Только бы нам ночь простоять да день продержаться!

Глянул Олигархич на свой элитный район: пустой район. Не хлопают дверцы машин, не скрипят ворота, не шуршат спешно шины, некому больше вставать: и отцы ушли, и братья ушли - никого не осталось.

Только видит Олигархич, что вышел из ворот соседнего дома один почётный пенсионер бизнеса. Хотел дед на танке выехать супротив Народа, да такой он старый, что уже не осилить ему танк. Хотел дед базуку поднять, да такой он слабый, что не поднять ему базуку. Сел тогда дед на свою каталку, накрылся пледом, опустил голову и заплакал...


- Ловко я перехреначиваю, Гайдар? - спросила Фанька, чтобы перевести дух.

Уже не один только Фанин батя слушал перехреначенную гайдарову сказку. Никто и не обратил внимания, а подползло бесшумно к рассказывающей Фаньке всё её виртуальное общество друзей. И даже турецкий озабоченный пользователь АйСиКью, который едва понимал по-русски, а из английского знал только: «wanna sex?», сидел тут рядышком - задумавшийся и серьёзный. Даже озорной Спамщик, который до этого кидал безостановочно свои ссылки во все аськи, делая вид, что он никого этим не задалбывает, теперь слушал Фанину сказку, потому что сидел в АйСиКью тихо, ни с кем не разговаривая и никого не задевая.

- Ну, давай, Фанька, давай, - подбодрил Фаньку Гайдар. – Лепи, коль уж начала…

- Так вот, - продолжила Фанька, - сел почётный пенсионер бизнеса на каталку, накрылся пледом, трубочку закурил и заплакал…

Больно тогда в области груди стало Олигархичу. Выскочил тогда Олигархич на улицу и громко-громко крикнул:

- Эй же вы, младшая олигархичья братия! Или нам, младшим, только на биржах играть? И отцы ушли, и братья ушли. И что нам теперь: сидеть дожидаться, чтобы Народ пришёл и забрал нас в свою проклятую жизнь? Сваливать пора, братцы!

Как услышала такие слова младшая олигархичья братия, как заорут они на все голоса! Кто в дверь выбегает, кто в окно вылезает, кто через плетень скачет.

- Сваливать надо! Сваливать! На острова!

Все теперь хотят сваливать – палёным вона как пахнет! Лишь один бизнесмен Оптимистский захотел идти в Народ и Народ этот подкупать. Но такой был хитрый этот Оптимистский, что никому ничего он не сказал, а подтянул штаны и помчался вместе со всеми, как будто бы на острова сваливать.

Свалила олигархичья братия на острова и сидит там - от тёмной ночи до светлой зари за себя и за добро своё боится. Лишь один Оптимистский не просто боится, а всё ходит по островам да высматривает – нет ли какой информации, чтобы ему пригодилась. И видит Оптимистский, что есть у семейства Олигарховичей ящики, а спрятаны в тех ящиках чёрные бомбы. Вернее даже не сами чёрные бомбы, а кнопки от этих бомб.

«Эге, - подумал Оптимистский, - вот это мне и нужно!»


А в это время спрашивает Главный Народоволец у своего Народа:

- Ну что, Народ, добились мы победы?

- Нет, Главный Народоволец, - отвечает Народ, - все олигархи сбежали. Не подковырнуть их никак и ничем не достать! И мировая общественность бессильна!

Очень удивился и рассердился тогда Главный Народоволец, и закричал он грозным голосом:

- Может ли быть, чтобы не было управы хотя бы на Олигархичей? Ах ты, негодный тупой Народ! Как это ты не можешь найти что-нибудь на этих упырей проклятых!?! А ну-ка быстро метнулся и раздобыл мне компромат ужасный на Олигархичей, да такой, чтобы всю мировую общественность покоробило!

Вот сидит Народ и тяжёлую думу думает: что же ему такое придумать? Вдруг видят: вылезает из-за кустов Оптимистский и прямо к ним.

- Радуйтесь! - кричит он им. - Это всё я, Оптимистский, сделал! Я следил за Олигархичами, следил, и всё-таки выследил: нашёл я ящики с чёрными бомбами! Если теми ящиками воспользоваться - то-то на весь мир грохнет! От общественности и следа не останется!

- Ого! - обрадовался тогда Народ, и записал поскорее Оптимистского в друзья Народа, и дал ему целую баррель нефти да целую корзину декабрьских подснежников.

Сидит Оптимистский, нефть нюхает и радуется.

Вдруг как взорвалась мировая общественность! И так средства мировой массовой информации грохнули, будто бы тысячи громов в одном месте ударили и тысячи молний из одной тучи сверкнули. И погнала мировая общественность Олигархичей со своих островов вместе с ихними ящиками.

- Измена! - крикнул Олигархич.

- Измена! – крикнула вся его верная олигархичья братия.

Но тут из-за дыма и огня СМИ налетела на Олигархичей народная сила проклятая, и скрутила и схватила она одного бедного Олигарха Олигархича.

И посадил Народ Олигархича в темницу. И помчались спрашивать: что же с пленным Олигархичем прикажет теперь Главный Народоволец делать?

Долго думал Главный Народоволец, а потом придумал и сказал:

- Мы погубим этого Олигархича – стопудово! Но пусть он сначала расскажет нам всю их Олигархичью Тайну. Иди, Народ, и спроси у него:

- Отчего, Олигархич, мы всё бьёмся, бьёмся с толстосумами, да только сами об них разбиваемся?

- Отчего, Олигархич, и все тюрьмы у нас полны, и все ссылочные места забиты, и комиссий проверяющих насоздавали – плюнуть некуда, а нет нам покоя ни в светлый день, ни в тёмную ночь? всё паримся: чего это вам всё живётся и так славно, а нам и не живётся и не существуется?

- Отчего, Олигархич проклятый, и в моём Народном Королевстве, и в другом – Буржуинском Царстве, и в третьем – Заморском Государстве, и в четвёртом – Знойном Ландшафтстве, и в морозный день, и в раннюю весну, и в позднюю осень, и на разных языках, но везде вы те же песни поёте, те же дела делаете и везде вам почёт и уважение?

- Ответит ли? - засомневался Народ.

- Не, Народ, ты спроси! Я понять хочу! Вот пойди и спроси:

- Нет ли, Олигархич, у твоей проклятой братии какого-нибудь секрета? Пусть он тогда расскажет секрет!

- Нет ли у вас, мордоворотов, какой помощи? И пусть он расскажет, кто за ними стоит и откуда помощь!

- Нет ли, Олигархич, тайного хода из ваших кулуаров во всякие правящие коалиции, по которому как у вас кликнут, так у них откликаются, как у вас запоют, так у них подхватывают, что у вас скажут, над тем у них задумываются?

Ушёл Народ, да скоро назад вернулся:

- Нет, Главный Народоволец, не открыл нам Олигархич своей тайны! Рассмеялся он нам в лицо и чуть даже не плюнул!

- Есть, - говорит он, - могучий секрет у крепкой олигархичьей братии. Но никогда вы, тупой Народ, его не раскроете! И когда б вы не напали на олигарха – не будет вам победы!

- Есть, - говорит, - и неисчислимая помощь, и сколько бы вы в тюрьмы нас ни кидали, всё равно всех не перекидаете, и не будет вам покоя ни в светлый день, ни в тёмную ночь. Всё будете париться – отчего нам живётся хорошо и припеваючи, а вам и не живётся и не существуется!

- Есть, - говорит, - и тайные ходы кулуарные. Но сколько бы вы ни искали, всё равно не найдёте... А и нашли бы, так не завалите, не заложите и не засыплете! А больше я вам, тупой Народ, ничего не скажу без моего Адвоката!

Нахмурился тогда Главный Народоволец и говорит:

- Сделай же, Народ, этому скрытному Олигарху самую страшную Муку, какая только есть на свете, и выпытай от него олигархичью тайну! В чём их фишка-то? Потому как не будет нам ни житья, ни покоя без этой важной Тайны!

Ушёл народ, а вернулся теперь не скоро. Идут и головами покачивают.

- Нет, - говорит Народ, - начальник наш, Главный Преглавный Народоволец. Бледный стоял он, этот Олигархич, и язва у него разыгралась, и ревматизм, но не сказал он нам олигархичьей тайны, потому что так уж у них заведено у олигархов – всё по понятиям. А когда мы уходили, то опустился он на пол, приложил ухо к тяжёлому камню холодного пола, и, ты поверишь ли, о Главный Народоволец, улыбнулся он так, что вздрогнули мы и страшно нам стало – подумали мы, что он умом тронулся и сейчас какую-нибудь штуку коварную выкинет.


- Это он под дурку косит! – восторженно выкрикнул не вытерпевший Игорь Владимирович из Америки.

И такую странную состроил гримасу Игорь Владимирович, изображая умопомешательство олигарха, что та самая Америка, которая ещё недавно, распивая «Кока-колу», безбоязненно заявляла, что она самая нормальная держава из всех нормальных держав, недовольно взглянула на Игоря Владимировича и на всякий случай взяла его на заметку.

Тут Фанька оборвала свой рассказ, потому что тявкнул Фанькин пёс, тем самым давая сигнал к прогулке.

- Досказывай уж! - повелительно приказал Гайдар, сердито заглядывая Фаньке в лицо. – А то пока гуляешь, ещё больше наворотишь фигни! С твоим-то воспалённым воображением!

- Досказывай! - убедительно произнёс заслушавшийся батя. – А мы за это тебе яблок дадим!

Фанька присмотрелась: никто из слушающих не уходил. Она увидела много-много пользователей интернета: разных-разных! И все они слушали её сказку! Искатели порно, спамщики, веб-дизайнеры, рекламодатели, виртуальные ловеласы и много, много других людей, обыкновенно озабоченных или занятых, сейчас слушали её сказку.

- Хорошо, пиплы, я доскажу.


...И стало нам страшно, Главный Народоволец, что тронулся Олигархич умом и сейчас что-нибудь сотворит страшное.

- Что же это за страна? - воскликнул тогда удивлённый Главный Народоволец. - Что же это такая за непонятная страна, в которой даже такие придурки как этот Олигархич знают, как наживаться, а мне - Главному Народовольцу сия премудрость не доступна? Торопись же, Народ, и погуби этого идиота. Пусть остальным это уроком будет!


- И остался Олигархич на пожизненном сроке в тюрьме…без возможности апелляции, да ещё и с замороженными личными счетами! – грустно произнесла Фанька.

При таких печальных словах лицо у американского Игоря Владимировича сделалось вдруг печальным, растерянным, и он совсем перестал изображать на нём «олигархичью дурку». Брат Фаньки нахмурился, а добродушное лицо бати стало злым, как будто его только что обманули или обидели. Слушатели заворочались, зашептались, и только Гайдар, который знал уже эту сказку и прекрасно знал, на что способна Фаня, отреагировал достаточно спокойно.

- Это что? вся сказка? – спросил батя. – Скоропостижно как-то. А дальше-то что?

- А ничего дальше! – ответила Фанька. – Без изменений.

Но!…

Бывало, напьются бизнесмены – помянем Олигархича!

Поедут на яхтах кататься – салют в честь Олигархича!

На самолётах понесутся – привет Олигархичу!

Купят клуб футбольный – назовут в честь Олигархича!

А пионеры, суки неприятные, даже не знают, кто это такой…

Вот вам, слушатели, и вся сказка.

25 февраля 2005 года, Нафаня Сказительница

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru