Huh / Сказки / Сказка о славном защитнике...
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Сказка о славном защитнике Отечества

Присаживайтесь, господа. Прошу...
Не желаете ли чутка бреда? то есть, бренди...

Случилась однажды в одном государстве страшная напасть. До этого жили себе – не тужили, а тут - на тебе! - повадилась Владычица Морская таскать местных юношей. Что ни неделя – одного юноши как не бывало. То ли кушала она их, то ли для своих каких-то развлечений употребляла.

Юноши боялись, страдали и плакали. И страшнее всего казалось юношам то, что Владычица Морская не русалка никакая и не рождённая из пены красотка, а старуха: седая, пучеглазая, морщинистая и вредная. Старожилы рассказывали, что-де катается та старуха по морю на разбитом корыте и ругается матом на капитанов кораблей.

Как же тут не плакать?

Но больше всех плакал и убивался царь-государь того государства. У него как раз сынка подрастал симпатичный, а тут напасть такая.

Царь-батюшка и прятал в подвалах сынка своего любимого. И наряжал сынка в кружева да рюшки девичьи. И объявлял себя бездетным на всё государство. Ничего не помогло - пришёл срок и царскому сыну идти в пучину морскую.

Прискакали как-то на рассвете к царю-батюшке три морских конька, запряжённые в гигантскую раковину. И открылась та раковина со скрипом удивительным. И высунулся оттуда ёж морской – весьма непривлекательный. И сообщил тот ёж царю-батюшке, что завтра-де на закате придёт он за царевичем. И пусть-де царевич не ест ничего сутки, чтобы оказии какой в море не приключилось. И пусть к завтрему оденется царевич понаряднее да сам выйдет на берег морской. И сидит пусть там смирно царевич да ожидает своей участи. Таков-де приказ Владычицы Морской. А иначе – вызывайте Ноя.

Ой, как плакал царь-батюшка! Чуть не потопил собственнолично своё государство слезами горючими. Да делать-то нечего. Одел царь-батюшка сынка по нарядному. По старой привычке: в сарафан бисером расшитый да в кокошник самоцветами сверкающий. Сапожки сыну отдал сафьяновые расписные – ни разу никем не надёванные. Серёжки в ухи повесил жемчужные – аж до самого плеча спускающиеся. И велел идти юноше на берег морской.

- Что ж, - сказал царь-батюшка сыночку на прощание, - видать, долюшка у тебя такая, сынка, горькая. Ну, может, хоть защитишь Отечество!

- А нельзя ли мне, батюшка, как-то откосить от этого дела? – спросил царя-батюшку сын. – Всё ж таки я - царский отпрыск.

- Нет, сыночка, - вздохнул в ответ царь-батюшка. – Видать, такое сраное у нас государство, что даже сынке царскому не видать в нём счастья и радости!

- Не думал я, батюшка, честно-то говоря, что ты такой прыщ немощный – для родной кровинушки сделать ничего не можешь! Ну, да ладно, упырь, живи, как знаешь, да не поминай лихом! А уж я тебя всю оставшуюся жизнь помнить буду!

И пошёл сынок царский на берег морской, по дороге царя-батюшку недобрыми словами вспоминая. А царь-батюшка как проводил сынку до ворот, так сразу три раза перекувырнулся через голову, ударился оземь и обернулся безумным старцем. А облик свой царский потерял как будто безвозвратно.


На ту пору прискакал в государство богатырь один неместный. О трёх головах. Прискакал и сразу в царские опочивальни – что-де у вас тут такое происходит, царь-государь? почему королевство всё в чёрном цвете? по ком звон звонит?

Царь увидал богатыря такого славного, да и грохнулся в обморок: шутка ли дело – три морды на одном тулове и все тебе улыбаются! И это в траурный-то день!

Но у богатыря с собой был перстень волшебный – восстанавливающий. А в том перстне хранился веками аммиак концентрированный. Дал богатырь царю-батюшке понюхать перстня чудесного - царь-батюшка и вскочил на ноги. Да, вроде как, уже и умом обратно вернулся и обликом похорошел.

Рассказал тогда царь-батюшка богатырю про печаль свою. И сказал тогда богатырь царю-батюшке слова добрые – обнадёживающие. Средней своей головой сказал.

- Не печалься, государь. Вызволю я твоего сынка из беды, да заодно и Отечество твоё спасу от напасти!

- Вот это было бы как нельзя кстати! – обрадовался царь-батюшка. – Я б пир тогда закатил на весь… на двести – двести пятьдесят персон!

- Вот и ладненько! – согласился богатырь, хлопнув царя-батюшку по плечу. – Жди меня с царевичем!

Крикнул богатырь молодецкое «Э-ге-гей!» для задору, сел на своего лося и ускакал к морю.


Прилетает богатырь на берег морской. Смотрит: сидит девица-душа-красавица на бережку и обливается слезами горькими. Да так обильно ими обливается, что уровень моря повысился на двенадцать целых три десятых процента по сравнению с утренним своим состоянием.

Приглянулась сразу богатырю девица. Особенно правой его голове. И спрашивает тогда богатырь у девушки:

- Девушка, а девушка, не подскажете ли, который сейчас час?

А девушка и сказать-то ничего не может – одни рыдания на уме. Машет она богатырю рукой – мол, отстань, добр молодец, не до тебя сейчас, ей-богу!

- А как пройти в краеведческий музей? – спрашивает тогда богатырь.

А девица ещё пуще слезами обливаться. Чует, наверное, что скоро в этом музее бюст её установят посмертно. В красном уголке.

- Ну ладно, чёрт с тобой, непутёха, - говорит тогда богатырь. - Не пугайся, родная, я тут по делу вообще-то. Не видала ли ты, где тут сын царский сидит и участи своей ждёт?

- Забирай меня, чудо-юдо поганое, раз уж так тебе оно надобно! – отвечает богатырю девица. – Я и есть царский сын – Фёдор Иванович!

- Тьфу ты, мама моя родныя! – разозлился богатырь. - А я тут, дурак, того-этого…об тебе уже думу думаю! о душе-зазнобушке распламенился! Вот ведь, чур меня чур! Ты пошто, змеёныш, напялил на себя красоту эту да побрякушки? щёчки румяныя за каким чёртом намалевал?

- Так меня батюшка родный с измальства одевал, чтобы тебя, гадину морскую, обмануть! – отвечает девица Фёдор Иванович. – Да, видать, не спасают бабьи побрякушки от злой участи. Хотя, красиво конечно. Сапожки особенно классные. Смотри - вон тут нашивочка какая!…

- Да иди ты, дура непутёвая!… Эх, надавать бы вам с батюшкой тумаков да затрещин, чтоб знали, как головы человеку морочить…

И хотел, было, богатырь надавать тумаков царскому сыну да не успел. Взбеленилось вдруг синее море, стали над морем молнии сверкать да раскаты громыхать. И выплыла из самой пены пенной, со всею присущей моменту помпезностью, сама Владычица Морская. На корыте разбитом выплыла – не врали, значит, старожилы. А в руке у Владычицы вилка блестит гигантская. А на теле Владычицы сеть рыболовная, что, кстати, ей не по фигуре и не к лицу. А вокруг корыта разбитого скаты электрические вьются – хвостами по воде хлопают для пущей тревожности.

Ух, как страшно стало царевичу! А богатырю ещё страшнее стало. Врос богатырь по пояс в песок прибрежный. И от ужаса все три головы глаза выпучили!

Прищурилась Владычица Морская: посмотреть - хорош ли сын царский. Глядит, а там, на берегу, половина человека стоит да с тремя головами. Рассердилась тогда Владычица Морская, стукнула вилкой по воде – трёх скатов закоротило – да как закричит голосом нечеловечьим:

- Это что ж такое получается? (пиииии) облучённых мне подсовывать вздумали? (пиииии) У меня и так корюшка, что ни день, (пиииии) тоннами кверху брюхом поднимается! (пиииии) Русалки, (пиииии) что не год - всё страшнее и страшнее родятся! (пиииии) Мне уродов ваших тут не надо! (пиииии, пиииии, пиииии)

Поругалась Владычица Морская вдоволь матом. Молнии пометала. Потом пальцем берегу погрозила, и скрылась в морских глубинах. На веки вечные. Только хвосты скатов и мелькнули напоследок.


Много ли мало ли времени прошло, а надоело царскому сыну тормошить богатыря, и послал тогда царский сын лося богатырского с весточкой к царю-батюшке.

Через три дня прибежали к берегу морскому слуги царские. Откопали богатыря и притащили его во дворец. И поставили богатыря прямо в тронную залу.

Щупали богатыря, щупали. Водой холодной и горячей поливали. Спиртовые компрессы делали. Ничего не помогло. Так и остался богатырь стоять недвижно: три рта до пояса раскрывши, да шесть глаз на выкате.

Но праздник отменять негоже. Царь-батюшка, как и обещал, устроил пир. Велел накрыть столы на сто пятьдесят персон. Велел помещение украсить бумажными снежинками и фонариками. Богатыря нарядили гирляндами из фольги. На головах у богатыря три звезды поместились алые – хлопнешь три раза в ладоши, они и засияют! А по низу богатыря еловыми ветками всё уложили и гвоздикой красной – и нарядно, и торжественно.

И загулял тогда царь-государь.

Это был очень весёлый пир и самый радостный день в истории того государства. Дай бог памяти – кажись, двадцать третье февраля то было.

А сразу после пира царь издал указ. И в указе том говорилось, что двадцать третье февраля не простой день, а праздничный. И что называться этот день теперь будет днём защитника Отечества. А кто не понимает такого праздника и отказывается его отмечать в крайнем веселии, тот дурак и пусть идёт к морскому дьяволу.

23 февраля 2005 года, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru