Huh / Сказки / Каша без топора
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Каша без топора

Сказка такая…Народная...

Пришёл как-то Боря в увольнение. Идёт с автобусной остановки домой и радуется всему, что видит вокруг. И ларьки отличные кругом понаставлены. И контейнеры для отходов добротные. И дома такие высотные. И деревья вон растут. Глядь – а вот и дом Кузнецовой! – дай зайду, покажусь во всей красе: и удивится Кузнечиха, и обрадуется.


- Кто там? – прохрипел заспанный голос бывшей одноклассницы из-за двери.

- А дайте-ка водицы напиться служивому человеку! – браво прокричал Боря в закрытую дверь.

Кузнечиха дверь отворила да и завизжала от радости:

- Боррррька!

Завизжала, запрыгала и заплясала вокруг Бори, как была – в ночной рубахе и босяком. Успокоилась немного и повела Борю на кухню. А на кухне пошарилась по столу да по ящичкам и спрашивает всё ещё не прокашлявшимся голосом:

- Боренька, курево у тебя есть? Какое-то утро, чес слов, недоброе.

- Ну, ты, мать, даёшь! – угощая куревом подругу, удивился Боря. – Кто из нас на гражданке живёт: ты или я?

- На гражданке-то я, - затягиваясь и расплываясь в улыбке, согласилась Кузнецова. – Но вчера тут, Борька, такая войня-фигня была, что вам там и не снилось!

- Охотно верю! – ухмыльнулся Боря и полез в холодильник. – Пожрать-то у тебя осталось чего? Голодный я, как волчья стая!

- Ну, посмотри там. Я б тоже чего-нибудь схавала.

- Эээ, мать, да у тебя тут одни полуфабрикаты! – достав из пузатой банки маринованный огурец и хрустнув им, заявил Боря. - Это ж всё не естся ни фига!

- Дай-ка чего там есть...может можно хоть что-то погрызть? какие-нибудь палочки рыбные?

- Да ну тебя в баню! Готовить, видать, придётся. Не оставлять же тебя тут наедине с этими «отморозками» в холодильнике!

- Да-да, Боренька, сготовь мне чего-нибудь! Пожааааалуста, а я тебя отблагодарю, - хитро улыбнувшись, пропела Кузнецова.

- Ну, чёрт с тобой, давай кастрюлю!

- Поищи там где-нибудь, - зевая, махнула рукой Кузнецова.

Боря нашёл большую алюминиевую кастрюлю, наполнил её водой, зажёг газовую горелку и поставил кастрюлю на огонь.

- Так, это у нас чего? – спросил сам у себя Боря, достав из холодильника разноцветный полиэтиленовый пакетик грамм на четыреста пятьдесят весом. – Фрикадельки! Отлично! Будет суп с фрикадельками!

- Гип-гип-ура! – обрадовалась Кузнецова, доставая из Бориной пачки очередную сигарету.

- Так, это что такое? – продолжил исследования содержимого холодильника Боря. - О! Овощи! Отличненько! Суп получится витаминизированный!

- Вкусно как запахло, - пропела Кузнецова.

- Это фрикадельками понесло, - прокомментировал ситуацию Боря. – Вот! Надо туда покрошить огурчиков маринованных – будет типа рассольник!

- Давай! – согласилась Кузнецова.

- На вон – настругай зелёненьких, да помельче!…Такс. Это чего такое? – разглядывая очередной пакетик, задумался Боря. - Хрень какая-то непонятная. Мать, чего это у тебя?

- Не знаю, - пожала плечами Кузнецова. – Морепродукт какой-то.

- Хм, морепродукт – это очень хорошо. А не знаешь, как морепродукт с фрикадельками стыкуется? Нормально?

- Неа, не знаю. Это ж суп – в суп, наверное, всё можно…

- Точно! – обрадовался Боря. - Морепродукт, прошу Вас в кипящую воду! Что? не нравится горячая вода?! Ну, а чего вы думали, жучки-паучки, когда в сети шли толпами? Ха!… Смотри-кась: овощи уже мяконькие!

- Дай попробовать маленькую капусточку? Обожаю эти капусточки в миниатюре! И фрикаделинку дай? А?

- Погоди! Не лезь в процесс! Иначе не получится вкуснейший супец!… Такс-такс. Это у нас чего? Это рыбные палочки в неглубокой заморозке…в панировке. А где морепродукт, там и чего? а? Пра-виль-но: там и рыбные палочки!

- Борька, не издевайся! Я есть хочу!

- Сейчас – сейчас. На вон открой пока банку с томатной пастой – будет у нас «суп томатный французский»!

- Французский – это с лягушками! – радостно сообщила Кузнецова.

- Дык, а кто ж знает, что там в морепродуктах было напихано! Там, поди, и пара-тройка тараканов присутствовала!

- Фууу, Борька, не порти ты предвкушение!

- Ладно, не буду, - согласился Боря, закуривая. – Вываливай пасту в кастрюлю!

- Всю?

- Всю! Чего жалеть-то? Сытнее будет!

- Ай! Сука какая!

- Чего такое?

- Порезалась об эту крышку козлинскую!

- Осторожнее надо, мать! Ты как первый раз по части готовки!… Так-так. Что тут ещё есть? Подсолнечное маслице есть. В суп надо подсолнечного масла лить?

- Хрен знает. Может и надо. Плавают же в супах всё время разводы какие-то маслянистые.

- Отлично! Льём маслица. Сколько его туда? Столько хватит?

- Хватит, наверное.

- Ой, Кузнечиха! – встрепенулся вдруг Боря, отчего в кастрюлю вылилось ещё немного маслица. – А крупа у тебя есть? В суп же крупу положено класть!

- Кажись, есть какая-то… Вон там на полке посмотри. Блин, кровь не останавливается ни фига.

- Сейчас я тебя перебинтую, погодь. Тут гречневая только есть. Гречневая пойдёт?

- Да какая разница-то? Клади, что есть!

- О! Тут ещё пакетики быстрого приготовления! «Суп грибной с вермишелью»! Класс! Обожаю пакетиковые супцы! Три штуки туда закинем, ага?

- Ладно – ладно. Борька, я сейчас умру от потери крови! Аааа…

- Ну, давай – давай, чего там у тебя? О, да! Огнестрел прямо! Боюсь, не выживешь!

Боря подул на рану, помахал на рану ладонью, подержал рану под холодной водой и заклеил рану найдённым случайно кусочком пластыря. Тем временем, содержимое кастрюли с шипением полезло наружу.

- Борька, суп убегает! Держи его! – радостно завопила Кузнецова. – Ура – ура, сейчас мы будем есть!

- Погоди, я забыл это дело посолить. И поперчить. И ещё надо почесночить. И лучку бы туда не мешало бы.

- Лучка у меня нет! Это же гадость ужасная!

- Ладно, тогда на вот – чисти чесночок! - приказал Боря Кузнецовой. - А я пока накидаю туда специй! - и начал колдовать над кастрюлей, вываливая в неё содержимое разных баночек. - Вот чёрный перчик. Вот красный. Так. Это что? Это что-то по-грузински… Пахнет прикольно – пусть будет! Так-с. Это что? Корица. Корицу я люблю. Она любой суп, как говорится, украсит. Дальше у нас чего? Что-то по-аглицки. Непонятное. Но пусть будет – говна же не насыплют нам англичане. Это что? Гвоздичка. Почему бы и нет? Так. Ваниль. Ваниль в суп кладут? Не, ваниль – это в торт. В суп не ваниль… Угу. Это чего? Ха! Лист лавровый это! Как же без него-то?

- Может, уже достаточно? – нетерпеливо заглядывая в кастрюлю, жалостливо спросила Кузнецова.

- Нее, погоди. Самый процесс сейчас! Кидай, давай, чеснок! Вот! Отлично! Ещё пять минут супцу надо – допреть. Можно пока туда добавить приправки ещё какой-нибудь.

- Скорей бы уже! – нервно закуривая, простонала Кузнецова.

- Вот, смотри: горчичка в порошке. Горчичка – это чудо! Поверь мне!

- Верю! Только у меня сейчас заворот кишок будет с голодухи!

- Всё – всё, сейчас дойдёт малость и – прошу к столу! Доставай, пока, тарелки: глубокие-преглубокие! И желательно чистые!

- Вот, блин, ещё и тарелки ему вымой.


- Это суп разве? – уточнила Кузнецова, глядя на то, что вываливал Боря из кастрюли в тарелку.

- А на что это похоже?

- Эээ…на…как бы это?…на жидкую запеканку!

- Значит, это жидкая запеканка! Прошу, мадам! Как в лучших домах ЛондОна и Филадельфии!


За четыре минуты Кузнецова опустошила с жадностью свою тарелку, облизала ложку и начала соскребать остатки запеканки со дна кастрюли, пока Боря, с чувством собственного достоинства и с чувством большого уважения к еде, обедал содержимым своей тарелки.

- Ну, чего? ик, – отвалившись на спинку стула и закуривая, довольно спросил Боря. – Как тебе моё фирменное блюдо?

- Офигенно, Боречка! – искренне сообщила Кузнецова. – Заходил бы ты, что ли, почаще!

- Почаще – вряд ли. Но заходить буду. Кто ж тебя, сиротинушку, ещё накормит, если не я?… Ну, а теперь… – затаптывая свой окурок в пепельницу, начал Боря. - Теперь, как говорится…ик…пойдём потрахаемся теперь, что ли? Правда, я обожрался зачем-то, но ничего – чего-нибудь да получится.


Вот так неплохо началось двухдневное увольнение у рядового солдата Бориса Топорыгина. Всем бы так ходить домой на побывку.

9 февраля 2005 год, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru