Huh / Сказки / Сказка о потерянном облике
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Сказка о потерянном облике

На этот раз под горячую руку попался Е. Шварц – отличный, кстати, дядька...

Жил-был дяденька по имени Андрей Олегович. Был он, как и многие дяденьки, женат и всё время находился в состоянии неудовольствия собственной женой: то выглядит не так, то сготовила невкусно, то слова не те говорит, то просто подбешивает.

- Запарила! – говорил он ей каждую пятницу. – Сегодня-то хоть можешь помолчать?

Но жена молчать или не умела, или не желала, поэтому приходилось собираться и уходить куда-нибудь из дома развлекаться, чтобы с понедельника начинать семейную жизнь вновь с новыми силами. Так и жил Андрей Олегович: с понедельника по пятницу – «запарила!», а с пятницы по понедельник…не было его дома.

И вот однажды в понедельник пришёл Андрей Олегович на работу, как всегда с опозданием, влетел в собственную приёмную, шлёпнул портфелем по дверному косяку и крикнул:

- Наташенька, кофейку мне, пожалуйста, сваргань покрепче!

А Наташенька спрашивает откуда-то из-за пальм:

- Это кто, простите, тут такой деловой?

- Приехали, подруга! – опешил Андрей Олегович. – Это я, вообще-то, боссяра твой суровый!

- И что же у Вас с голосом, «мой суровый боссяра»? – иронически спрашивает Наташенька Андрея Олеговича.

- Сам удивляюсь, - искренне ответил Андрей Олегович. – Не иначе, как яйца защемил где-то!

Вышла Наташенька из-за пальм, оценила Андрея Олеговича с ног до головы, ухмыльнулась по противному, и уже строгим голосом сказала:

- Вам Андрея Олеговича, гражданочка? Так он будет позже.

- Наташенька, уже не смешно, - строго предупредил Андрей Олегович секретаршу.

- Мне тоже, - ответила Наташенька. – Кстати, у Вас размазалась помада. Вон там зеркало.

Взглянул Андрей Олегович в зеркало и чуть не упал. Увидел Андрей Олегович, что превратился он в высокую, стройную, слегка бледноватую, блондинку среднего возраста. Выросли у него длинные светлые волосы, большие пушистые ресницы и длинные аккуратные ногти на руках. А пиджак на груди вздулся под давлением шикарного бюста изнутри.

- Оба-на! – схватившись за грудь, выкрикнул Андрей Олегович. – Не слабо!

- Ничего особенного, - фыркнула секретарша. – Кстати, его костюмчик Вам не к лицу. Но идея оригинальная.

- Блин, кто я вообще-то? – расстегнув рубашку и заглянув, не без удовольствия, вовнутрь, спросил Наташеньку Андрей Олегович.

- Сказать? – нагло уточнила Наташенька. – На мой взгляд, так…

- Не надо! – оборвал Наташеньку Андрей Олегович. – Пойду-ка я, пожалуй, прогуляюсь… Если будут звонить - я на объекте…

- Хм, - фыркнула секретарша. – А если «объекту» будут звонить?

Идёт Андрей Олегович по улице и думает: «Что же это за фигня такая?»…

Пришёл по привычке домой. Позвонил в дверь три раза. Дверь, конечно же, открыла жена.

Открыла дверь и уставилась на Андрея Олеговича коровьими глазами.

- Ну и? – смерив взглядом Андрея Олеговича, сказала жена. - И кого же Вам?

- А Вы меня не узнаёте? – с надеждой спросил Андрей Олегович.

- Да вот что-то как-то не были мы ещё представлены друг другу! – сильно раскрасневшись, выпалила жена. – Костюмчик, зато, узнаю! Это в качестве оплаты?

- Да ну тебя на хер, - махнул рукой Андрей Олегович, развернулся грустно и пошёл восвояси.

И пошёл он куда накрашенные глаза глядят. Идёт, значит, и думает: «Ну и как это всё понимать, мать твою? Что это за фокусы такие? Куда я теперь в этом обличье? Баба-то я, может, и клёвая и грудь у меня, допустим, отменная, но чего мне толку-то с этого? коли не попользоваться? Ещё и с заказчиками сегодня встреча важная! Не могло, что ли, со мной такое на выходных случиться? Там бы хоть поэкспериментировал как-нибудь со сложившейся ситуацией… А теперь чего? Не в тему это всё как-то…»

Так он шёл и думал и пришёл на объект - туда, где через два часа должна была быть встреча с заказчиками. Сел Андрей Олегович в самом дальнем и неприметном углу объекта и решил дожидаться заказчиков. Решил, что как-нибудь да объяснит им всё. Сидел – сидел да заснул.

Проснулся Андрей Олегович, а уже совсем темно. Смотрит Андрей Олегович, а в центре объекта при свете электрического фонаря сидят в кругу четыре человека: два мужика и две женщины. Перед ними стоит корзина со всякой всячиной, и они все в эту корзину с интересом заглядывают.

- Это тебе, Сергунчик! – говорит одна женщина другой, доставая из корзины фиолетовый бюстгальтер с блёстками. – Это тебе, Оксаночка! – говорит она мужику, отдав тому плавки.

Что это за люди? – подумалось Андрею Олеговичу. - Почему странные такие? Почему так называют друг друга? Что они делают на объекте?

Замер Андрей Олегович и сидит, не дыша – прислушивается, чтобы не пропустить ни единого слова. И если бы у Андрея Олеговича остались бы на спине его шикарные кудрявые волосы, то они бы зашевелились и встали бы дыбом оттого, что Андрей Олегович услышал.

Не настоящие мужчины и женщины это были, а злые волшебники и злые волшебницы трансвеститы сидели на объекте этой ночью! Вот ведь как, оказывается, устроено на свете: человек, который всё время кем-то недоволен обязательно рано или поздно окажется в «шкуре» того, кем он был недоволен. И злые волшебники разведали об этом, и стали выискивать людей, которые не хотят понимать своего партнёра. И вот, получается так, что нашли волшебники Андрея Олеговича, и еще одного мужика, и еще двух женщин и превратили их в представителей противоположного пола. Так и вышло, что бедные люди превратились в некоторое подобие тех, кем они были всё время недовольны и сами этого по началу не заметили: ведь человек, вечно кем-то недовольный, не замечает, как с ним происходят метаморфозы, а, наоборот, он совершенно неожиданно, непредсказуемо и очень неприятно вдруг обнаруживает себя на месте того, кем он был всё время недоволен. А облики, потерянные этими несчастными четырьмя людьми забрали себе волшебники трансвеститы. И стали волшебники теми, кем они всегда хотели стать: волшебницы – мужчинами, волшебники – женщинами. Это была давнишняя мечта злых трансвеститов.

Как же теперь быть? Что делать? Не хотел Андрей Олегович всю жизнь оставшуюся быть в облике бабы! Пусть даже симпатичной.

Распределили волшебники шмотки, выкинули корзину и уже хотели расходиться, как вдруг самая главная из них – Захарчик тревожно осмотрела объект и полушёпотом произнесла:

- Помните, что они могут ещё обратно стать сами собой!

- Как это? Как это? - заволновались волшебники.

- Сейчас расскажу, - ответила Захарчик.

Захарчик вышла на цыпочках из объекта, обошла его кругом, вернулась, заперла дверь на задвижку и обошла объект изнутри, заглядывая в каждый угол. Андрей Олегович замер как мышка. Но, к счастью, электрический фонарь светил тускло, и злая волшебница Захар не увидела Андрея Олеговича.

Подозвало ОНО остальных волшебников к себе поближе и заговорило негромко:

- Если эти придурки найдут друг друга, соберутся все вместе здесь завтра в полночь и сыграют четырнадцать кругов в «Бутылочку», то они снова станут сами собой, а мы с вами подохнем, так и не насладившись наконец-то обретёнными обликами!

- Да как же это так? – возмутились волшебники.

- Ну, вот так, - ответила Захарчик. – К сожалению, так устроено всё на свете, что от любого несчастья может спастись человек.

Скорбно помолчали волшебники, а потом Оксаночка спросил:

- Откуда им это узнать-то?

И Сергунчик пролепетала:

- Голуби мои, да не придут они сюда к двенадцати! Хоть на минуту да опоздают! Что вы, в самом деле, панику-то наводите?

А Любаша добавил:

- Да уж, блин! Эти олухи и не найдут друг друга, и не придут, и в бутылочку играть не станут! Нет нужды волноваться!

- Так-то оно так, - согласился Захарчик. – Но всё-таки держите ухо востро! Ну, а пока нечего время терять – пошли на работу, надо всё там обустроить по грамотному!

И волшебники пошли по своим делам, при этом те, которые были женщинами, излишне виляли бёдрами, а те, которые были мужчинами, чересчур сильно расставляли ноги при ходьбе.

Дождался Андрей Олегович, пока шаги стихнут. Выбрался из самого тёмного и неприметного угла объекта и, не теряя напрасно времени, побежал в город – искать мужика-бабу и баб-мужиков.

Город еще не проснулся, когда Андрей Олегович прибежал наконец-таки в него. Темно было в окнах, пусто на улицах. Но вот забрезжил рассвет. Зазвенели первые трамваи, стали просыпаться бомжи на скамейках. И увидел Андрей Олегович – идет, не спеша, по улице женщина деловой походкой с чемоданом в руках. Лицо у женщины суровое, походка мужественная. Дошла женщина до остановки автобусной, поставила свой чемодан, сплюнула и закурила.

Подбежал к женщине Андрей Олегович и спросил:

- Вы, случайно, не мужик?

- Чегооооо? – сурово протянула женщина, уставившись на Андрея Олеговича, как на чумного.

- Ну, эта, Вы, случайно не мужик в бабском обличье? – смущаясь и краснея, забормотал Андрей Олегович.

- Отвяжись от меня, больная! – сплюнув, процедила женщина. – Твою мать, ну и день сегодня будет, чувствую! Отвали, говорю, от меня! Я не по этой части, дура убогая! Вон мужиков сколько вокруг – иди их обрабатывай!

А мужики, те, что были вокруг, не смотря на ранний час и плохую предрасположенность к сообразительности, оживились чего-то. Плотным кольцом окружили Андрея Олеговича, и давай шутки интимные шутить. Еле вырвался Андрей Олегович из кольца и еле ноги унёс.

Вот ведь скоты какие! - в сердцах подумал Андрей Олегович про мужиков. – Кабы не торопился бы я, показал бы им: кто тут «Наташа – три рубля и наша»!

Отдышался немного Андрей Олегович и пошёл дальше. И вдруг как заныло что-то в груди у Андрея Олеговича, прямо в области шикарного бюста, и почувствовал Андрей Олегович, что он самая несчастная женщина на свете и что ему плакать очень хочется.

Что это за фигня такая? – подумал Андрей Олегович. – Бред какой-то!

Бред не бред, а в груди застонало, и покатились из хорошеньких глаз Андрея Олеговича слёзы. Крупные и солёные. Идёт Андрей Олегович по дороге и рыдает. Сам не понимает чего с ним и от этого ещё больше рыдает.

Так рыдает, что даже не видит ничего вокруг и никого не замечает.

Шоколадку хочу! – подумал вдруг Андрей Олегович. Подумал и купил себе огромную шоколадку. Сел на скамеечку и стал уплетать сладость за обе щеки. Вроде как, и отпустило. Тогда стал Андрей Олегович присматриваться к прохожим – не пройдёт ли мимо него мужик-баба или баба-мужик.

Народу мимо много непонятного проходит, но видно, что все они настоящие мужики и настоящие бабы. Замороченные просто.

Вот мужик с детской коляской и с ответственным выражением лица. Наверное, выходной сегодня – решил в первый раз помочь своей бабе. Вот баба огромная с ведром и кистью, похожая на большое ОНО – это малярша. Вот мчится красная навороченная машина, а в машине крендель весь в перстнях да цепочках – это из крутых. Хозяин жизни. Этот, наверное, никогда бы не влип так, как влип Андрей Олегович. Смотрит Андрей Олегович, смотрит, а мужико-баб и бабо-мужиков так нигде и нет. Жизнь кругом так и кипит, а он один сидит тут на скамейке в образе таком, что надо бы трахнуть, да возможности нет, и куда теперь податься с этим образом – одному чёрту известно.

Вздохнул Андрей Олегович тяжко, последние слезинки с лица вытер и пошёл грустно навстречу судьбе, ни на что особо уже не надеясь.

Ровно в полдень зашёл Андрей Олегович в кафетерий. Сел за столик, заказал себе еды и почти тут же вскочил. Увидел он, что за соседним столиком мужик сидит растерянный, теребит платочек цветастый как-то уж слишком нежно, и по сотовому телефону говорит примерно следующее: «Ей пришлось срочно уехать по каким-то делам. Подробностей я не знаю, но она, как приедет, обязательно Вам перезвонит!»…

Хотел Андрей Олегович подбежать к мужику, но потом передумал.

Подожду пока! – решил Андрей Олегович. – Посмотрю, что он дальше делать будет.

А мужик, тем временем, обзвонил ещё штук десять абонентов и сказал им тоже самое. Потом взял с соседнего стула сумочку. Аккуратненько положил в сумочку свой сотовый и достал из сумочки зеркальце. Посмотрел на своё лицо в это зеркало: на один глазик пристально, на другой глазик также, вздохнул и состроил страдальческую гримасу. Затем аккуратненько убрал зеркальце в сумочку, бережно поставил сумочку обратно на стул и стал пить кофе, манерно держа кружечку и эдак изящненько губками прихватывая край чашечки.

Андрей Олегович так и ахнул от восторга.

Бросился Андрей Олегович к мужику за столик, плюхнулся на свободный стул, и сразу с хода сообщил:

- Честное слово, Вы ж не мужик никакой! Вы – баба!… Или педик?…

- Нет, не педик, - вздрогнув, а потом вздохнув, ответил мужик. – Вчера я была Еленой Анатольевной. А сегодня я уже и не знаю, кто я…

- Вот так удача! – воскликнул Андрей Олегович. – Так и я не сисястая блондинка! Я - Андрей Олегович! Будем знакомы!

- Ну, надо же, - с сомнением в голосе, отреагировал мужик. – Ни за чтоб не подумала, что ко мне будут тётки когда-нибудь клеиться! Я такой привлекательный, по-вашему, получился?

- Да говорю ж Вам: я – мужик! Обычный мужик! Только со мной вчера тоже такое вот несчастье случилось!

- Если бы со мной такое случилось бы – я бы обрадовалась, - грустно вздохнув, сказал мужик. – Столько сил и денег тратила, чтобы хотя бы примерно так выглядеть, а тут вон – раз – и случилось!

- Блин! Чего непонятли-вая такая? Объясняю по слогам, для тех, кто в танке: я вчера ещё был с яйцами, а сегодня я вот! – Андрей Олегович выпятил грудь и схватил себя за неё. – А сегодня с буферами! Тебе вот нравится быть с яйцами? Вот и мне не нравится быть без них! Теперь понятнее?

Такой выпад Андрея Олеговича стал мужику понятен. Тогда Андрей Олегович рассказал мужику подробнее, кто он такой, что он знает о данном волшебстве и они вместе, наспех допив кофе, побежали в город – искать остальных товарищей по несчастью.

Искали час, другой, третий. Наконец зашли во двор элитного дома и увидели пухлого розовощёкого дяденьку, который сидел на скамеечке и что-то визгливо щебетал. Вокруг дяденьки бегали маленькие пекинесики, звонко тявкая – штук шесть, а дяденька, видимо, призывал их к порядку:

- Ну, чего вы разволновались, мои крошечки? Милые мои мохнатики. Тише – тише, мои лапоньки. Идите к мамочке! Идите, мои хорошие!

Бросились Андрей Олегович и Елена Анатольевна к дяденьке.

- Вы же на самом деле женщина, так? – спрашивают они у дяденьки.

- Ну, женщина, - подозрительно оглядев парочку, буркнул дяденька. – А вам-то чего? Вы-то кто такие?

Рассказали Андрей Олегович и Елена Анатольевна дяденьке, кто они такие и что Андрей Олегович слышал ночью на объекте. Тогда дяденька заметно подобрел, смягчился и сообщил, что он на самом деле Изольда Аркадьевна и что, обнаружив себя в таком вот виде, она весь вчерашний день пролежала с мигренью – даже не было сил погулять со своими сокровищами. Пришлось из-за двери спальни кричать «своему идиоту», чтобы выгулял, как следует, мальчиков, а потом кричать оттуда же инструкции по мытью и расчёсыванию малышей.

Дождались Андрей Олегович и Елена Анатольевна, пока Изольда Аркадьевна отведёт домой своих питомцев, помоет их, причешет, высушит, покормит и уложит спать, а потом все вместе, втроём, побежали искать четвёртого товарища – недостающего мужика-бабы. Дело уже близилось к вечеру.

Но товарищ как сквозь землю провалился. Куда только ни заходили наши герои - и во дворы, и в сады, и в кафе, и в кино, и даже отправили Андрея Олеговича в косметический салон, - пропал бабо-мужик, да и только.

А время-то идет. Уже стало совсем темнеть. Уже в нижних этажах домов зажегся свет. Кончается день. Что делать? Неужели все пропало?

Вдруг Елена Анатольевна как закричит хриплым басом:

- Гляньте! Вот же ОНА!… ОН!

Посмотрели Андрей Олегович и Изольда Аркадьевна туда, куда указывала Елена Анатольевна, и вот что увидели: стоит возле женского среднего специального учебного заведения, прислонившись к крыльцу, баба – замухрышка бледно-морщинистая – и пристаёт с неприличными предложениями к девчонкам, проходящим мимо парочками и группами. Девчонки шарахаются и хамят бабе, а баба всё не утихомиривается – всё предлагает разные соблазнительные варианты времяпрепровождения.

Бросились наши герои к бабе и стали ей наперебой объяснять, кто они такие и зачем она им понадобилась, хватая бабу то за грудки, то за рукава.

- Да отвяжитесь вы от меня! – недовольно брякнула баба, отмахнувшись разом от всех. – Налетели черти на бедную женщину! Убирайтесь к чёрту – всю малину мне портите!

- Не, ну ты скажи, - обратился к бабе Андрей Олегович. – Ты ведь мужик?

- Ты глаза-то разуй, красотка! – ответила баба Андрею Олеговичу. – Где тут мужик?

- Ладно, - согласился Андрей Олегович. – Сейчас не мужик! А вчера ведь был мужиком!? Ну? Да ведь?

- От бля, - разочарованно ответила баба. – Чего? Заметно так?

- Ещё бы! – подпрыгнув на месте от радости, завизжала хриплым басом Елена Анатольевна.

- Причём, мерзкий и очень противный мужик! – добавила Изольда Аркадьевна. – И как только земля наша носит таких извращенцев!…

- Хватит, - остановил Изольду Аркадьевну Андрей Олегович, хватая за локоть найденную бабу. – Некогда тут нравоучать! Пойдёмте быстрее!

- Куда это? – заупиралась баба. – Не пойду я никуда!

- Пойдёшь! – сурово отрезал Андрей Олегович. – По дороге объясню! Времени уже почти не осталось!

- Или говори сейчас, или не пойду! – упёрлась намертво баба. – У меня тут дела!

- Видали мы твои дела! – гневно воскликнула Изольда Аркадьевна. – Вот вернёмся в свою жизнь, и я лично устрою так, чтобы тебя за решётку упекли!

Андрей Олегович движением руки остановил очередную тираду Изольды Аркадьевны и пояснил бабе, зачем она им так понадобилась.

- Ээээ, нет, - выслушав Андрея Олеговича, сказала баба. – Я пока обратно возвращаться не буду. У меня, можно сказать, уникальным образом представилась возможность исполнить свою самую заветную и несбыточную фантазию, а тут вы… и весь кайф портите!

- Чего за фантазия? – участливо спросил Андрей Олегович.

- Со школьных времён мечтаю стать девочкой на время и в таком вот девчачьем обличье переспать с группой школьниц. Тут, блин, маза такая!

- Фу-у-у! – в один голос пробасили оба мужика.

- Брат, да очнись же ты! - обратился к бабе Андрей Олегович. – Ты, во-первых, ни фига не девочка уже, а, во-вторых, это же на всю оставшуюся жизнь! А ну как припрёт тебя потом на нормальный процесс, а уж всё! – облом навеки! Сечёшь?

- Мда, - задумалась баба. – Как-то нехорошо получается.

- Вот! ВОТ! Пойдём быстрее! Время горит!

- А ну и по фигу! – опять отбрыкнулась баба. - Может, мне так понравится, что уже и не припрёт обратно! Не зря же я всю жизнь этого хотел?…

- Тьфу ты, блин, мудак какой! – огорчился Андрей Олегович. – Елена Анатольевна, вдарьте этой женщине, пожалуйста, посильнее промеж глаз, чтобы соображала быстрее. Или лучше Вы, Изольда Аркадьевна, у Вас удар помощнее будет.

- Ну, мне как-то непривычно рукой, - закокетничала Изольда Аркадьевна. – У меня лучше получается, если утварью кухонной.

- Ладно, я понял, - сказала вдруг баба. – Я пойду с вами. Но у меня условие.

- Это ж какое ещё?

- Ты, красотка, согласишься осуществить мою фантазию! – нагло заявила баба Андрею Олеговичу. – Пусть не школьница и всего одна, но хоть так…на безрыбье…

- Так, Изольда Аркадьевна, представьте срочно, что у Вас в руках чугунная сковородень! – тут же отреагировал Андрей Олегович. – Или нет. Давай-ка я сам вдарю тебе, маньяк херов! Плевать, что ручонка у меня нынче слабенькая!

Сразу после этих слов Андрея Олеговича, все трое, оба мужика и Андрей Олегович, накинулись на бедного Вадима Григорьевича и надавали ему таких кренделей, что Вадим Григорьевич потерял сознание. Пришлось взвалить вялое тело Вадима Григорьевича на сильные плечи Елены Анатольевны.

Чтобы не терять времени даром, поймали наши герои машину и пообещали водителю тройную оплату, если домчит за пятнадцать минут до нужного адреса.

Водитель действительно домчал наших героев до объекта за пятнадцать минут, по дороге доставая товарищей пассажиров вопросом: «Где ж так бабёнка надралась?» и, рассказывая истории из собственной жизни, связанные вот с таким же бессознательным состоянием.

Подкрались наши герои на цыпочках к объекту, заглянули внутрь, а там волшебники-трансвеститы сидят по углам и мирно посапывают – стерегут, стало быть, наших героев тут.

- Спят, вроде, - сказала Елена Анатольевна.

- Точно, спят, - подтвердил Андрей Олегович. – Тихонько пробираемся туда и усаживаемся прямо посерёдке в кружок.

- Стойте! – прошипела Елена Анатольевна. – А бутылку-то? У нас же нет с собой бутылки!

- Блииин! Осёл я! – застрадал Андрей Олегович. – Ведь думал же, что надо найти где-нибудь бутыль! И забыл! Давайте пошаримся тут: должна же где-нибудь валяться какая-нибудь тара!

И наши герои принялись на полусогнутых шариться по территории при объекте, всматриваясь в тёмную землю. Тело Вадима Григорьевича лежало прислонённое к двери объекта.

- Пластиковая годится? – прошипела Изольда Аркадьевна.

- Не знаю даже, - пожал плечами Андрей Олегович. – Давайте, на всякий случай, поищем нормальную, чтобы уж наверняка.

Через десять минут тишину нарушил сдавленный победный хрип Елены Анатольевны.

- Есть! – сообщил этот хрип. – «Шёпот Монаха»! Ноль семьдесят пять!

- Давайте быстрее сюда! – пропел Андрей Олегович.

Тихо-тихо проползли Андрей Олегович и две мужико-бабы вовнутрь объекта, протащили с собой тело Вадима Григорьевича и уселись прямо посреди объекта в кружок. Ровно в полночь Андрей Олегович протянул руку к бутылке, которая лежала посередине кружка, и крутанул её по часовой стрелке. Бутылка, загремев, закрутилась, и волшебники все вскочили с дикими злобными воплями.

Раз! – и Андрей Олегович, по указке бутылочки, поцеловал крепко спящего Вадима Григорьевича. И вот уже у жгучей брюнетки Захарчика появились усики.

Два! – и поцеловались Елена Анатольевна с Изольдой Аркадьевной, что выглядело весьма забавно. И у мускулистого красавца Оксанки увеличился бюст.

Три! – сцепились не на шутку Андрей Олегович и Елена Анатольевна – еле разняла их Изольда Аркадьевна. И вот уже кокетливая блондиночка Сергунчик стал менее привлекателен для мужского глаза.

Четыре! – с великим отвращением приложилась Изольда Аркадьевна ко лбу Вадима Григорьевича. И вот уже большой усатый мужичина Любаша орёт истерическим женским голосом.

И так с каждым выпадом бутылочки и с каждым следующим поцелуем, волшебники теряли облики, с таким трудом добытые, а наши герои возвращали себе свои прежние виды.

Четырнадцатый поцелуй выпал на долю Андрея Олеговича в виде Андрея Олеговича и Елены Анатольевны в роли Елены Анатольевны. Это был самый продолжительный и зрелищный поцелуй, после которого очнулся от небытия Вадим Григорьевич, а волшебники исчезли, будто их вовсе никогда и не было.

- Я чего-то пропустил? – спросил помятый и небритый Вадим Григорьевич.

А остальные посмотрели друг на друга и засмеялись от радости. Они снова были сами собой! У них всё получилось!

Они-то спаслись, но ты помни, товарищ: тот, кто с неуважением относится к своим партнёрам, очень рискует оказаться в самой непредсказуемой ситуации и в самой непонятной для себя роли.

Ишь ты! Сказка-то, оказывается, была поучительная! А анонсировали-то: эротическая мелодрама с неожиданными разворотами событий!… Тьфу ты, блин, скукотища-то какая...

1 февраля 2005 год, Нафаня
С благодарностью моему Музу...

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru