Huh / Сказки / Убийца читал сказки
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Убийца читал сказки

Фанин подарок любителям частного сыска...

Катрин Гофре села на скамеечку возле печки и о чём-то глубоко задумалась, уставившись на щель в полу. Мысль была тяжёлая и грустная, что отражалось на сухом морщинистом лице женщины.

Думала Катрин о своей матери, для которой в печке сейчас готовились пирожки. О матери, к которой сейчас с пирожками будет послана внучка, одетая в свою нарядную шапочку красного цвета…


…Маму Катрин в деревне не любили и втайне благословили бога за то, что «старая любопытная мышь» живёт отдельно от всех - на хуторе. И дело даже не в том, что у миссис Мигрень был проницательный взгляд, любопытный нос, аналитический ум и любовь к детективным приключениям, а в том, что каждое появление в деревне этого божьего одуванчика в кружевном чепце непременно сопровождалось убийством.

Как ни придёт улыбчивая старушенция в деревню – хлоп! – кого-нибудь обязательно укокошат. Миссис Мигрень, конечно же, обязательно это убийство раскроет, и виновного обязательно увезут в гости к гильотине, и все даже вздохнут свободно – мол, одним убийцей в деревне меньше, но осадок-то какой-то неприятный всё равно остаётся. Да и народу всё меньше и меньше становится: одних «того», других потом за это тоже «того».

Это ещё хорошо, когда такие случаи, как с падре в прошлом году. К нему в гости тогда съехались все его братья с семьями. По такому случаю были приглашены все достопочтенные жители деревни на обед: для знакомства с семьёй священника. Пригласили и старушку Мигрень. И что вы думаете? Прямо во время обеда была убита, отравлена, жена одного из братьев! Две недели тогда вся деревня ходила в страхе и боялась обедать. Через две недели дотошная старушка вывела на чистую воду мужа покойницы. Тот, кто больше всех убивался горем и оказался, о боже, убийцей! Никогда ведь не подумаешь!

Все жители деревни тогда облегчённо вздохнули, набросились на радостях на еду, и быстро обо всём забыли, но самое-то главное: никого тогда было не жалко, потому что знать не знали ни покойницу, ни её мужа - люди приезжие, считай их тут как и не было.

Такие случаи ещё ничего. А вот, например, с семьёй кузнеца – это же ужасно!

Семья хоть и большая, а почти с каждым приходом старушки в деревню уменьшается ровно на два человека. Как традиция какая-то: старушка в гости – в семье кузнеца убийство. С семнадцати человек семейство за четыре года сократилось до трёх. Жители деревни очень опасались, что скоро придётся остаться совсем без кузнеца. Так же, как в позапрошлом году деревня осталась без лекаря.

А старушка будто и не понимает. Приходит и приходит в деревню…

Придёт, довольная такая, якобы погостить у дочери. Всех, холера такая, навестит. Со всеми душевные беседы проведёт. Потом, как водится, первая услышит, что где-то кого-то «того»! Прибежит в лидирующих рядах посмотреть на труп внезапного убитого. Подберёт никем не замеченную до этого детальку. Осмотрит детальку под стеклом своей лупы. Деловито кивнёт головой, и…началось!…

…К этим привяжется, к тем привяжется. Уток опросит, гусей выслушает, коров подговорит подыграть. Каждого подколет, всем насолит. Выяснит, по ходу дела, все подробности личных жизней, о которых всегда хочется умолчать. И всё это запишет в свою крысиную книжечку.

Убийство, конечно, раскроет, уменьшив за две недели втрое запас провизии в деревне, но никому уже и не в радость торжество справедливости – столько натерпелись всякого! А она ещё как издевается: соберёт всех в доме дочери, чтобы ещё раз перемолоть всё происшедшее, открыть всем все тайны и ошарашить собравшихся своими выводами. Все в шоке, кое-кто в обмороке, кого-то повязали и в телегу, а она, приплясывая и насвистывая весёлые мелодии, домой к себе через лес, чтобы там написать обо всём происшедшем книгу и напечатать её для придворного чтива. (Королевские особы очень любят детективы старушки Мигрень!) Хоть бы её и забрали бы уже ко двору в качестве придворной писательницы, но – увы! – не заберут. Там тоже очень не любят, когда происходят убийства в коридорах королевских апартаментов, а они обязательно происходят, когда милая старушка приезжает погостить.


Катрин Гофре встрепенулась, почувствовав запах дыма. Пирожки! Катрин спешно открыла входную дверь, и мысли её моментально улетучились вместе с дымом из печки, но тревога на душе осталась. Эх, мама – мама.

- Доченька! – крикнула Катрин в открытую дверь. – Иди собираться!

- Ты меня звала, матушка? – спросила румяная запыхавшаяся девочка, вбежавшая в дом с огромным жирным гусаком на руках.

- Надень свою нарядную красную шапочку и чистый передничек. И сходи, пожалуйста, к бабушке: отнеси ей эти пирожки. Пока бабушка, чего доброго, не пришла в деревню сама…

Девочка послушно нарядилась в чистенький нарядный костюм, взяла корзинку с пирожками и в припрыжку направилась к лесу, напевая песенку про зелёного попугая, живущего якобы в Африке среди рек ВОТ ТАКОЙ ШИРИНЫ.


В это самое время миссис Мигрень сидела у себя в домике в кресле и мечтала о том, чтобы сейчас в дверь домика постучалась бы внученька… Или даже не так: чтобы в дверь дома без всяких церемоний вбежала бы взмокшая от бега и очумевшая от ужаса внученька и сообщила бы дрожащим голосом, что в деревне произошло убийство и бабушку срочно зовут на место происшествия.

У бабушки уже давно был собран ридикюль, поэтому, не мешкая, бабушка понеслась бы в деревню и с удовольствием погрузилась бы в тайны следствия. А потом, раскрыв очередное убийство, бабушка написала бы детективный роман – самый лучший свой роман! – который как раз сейчас у неё не клеился, и отправила бы этот шедевр Его Величеству, который уже умирает от нетерпения.

Кстати, если Его Величество умрёт от нетерпения, то это тоже хорошая завязка для романа. Жаль, что шикарные убийства и внезапные смерти не происходят по заказу любителей частного сыска! Или происходят?…

Миссис Мигрень ещё раз посмотрела на лист бумаги, лежащий перед ней и с грустью отметила, что кроме вчерашнего заголовка: «Миссис Мигрень «Она разгадала убийство»» на листке так ничего и не появилось. Э-эх, - вздохнула миссис Мигрень.

- Тук – тук! – раздалось тут же за дверью.

- Кто там? – радостно встрепенулась старушка. – Внученька? Ты?

- Это было бы слишком рискованно, - недовольно проскрипел неприятный голос за дверью.

- А кто это? – насторожившись, спросила старушка.

- Королевская медицинская помощь на дому, - видимо, сплюнув, прорычал голос. – Открывайте, бабуся, мне некогда!

- Я не вызывала! – строго ответила хамившему голосу миссис Мигрень. – Мне не нужна помощь!

- Ещё как нужна! Вы просто не знаете об этом! Открывайте или я ломаю дверь! У меня приказ Короля!

- Короля? – смягчившись, спросила старушка. – Ну, другое дело тогда. Как он там поживает?

- Не жалуется, - опять сплюнув, скрипнул голос.

Миссис Мигрень открыла дверь и увидела на пороге своего домика странное существо. Это была, вроде бы, девушка. Высокая. В парике из белых конских кудрей, небрежно накинутом на голову. В белом коротком халатике, в красных сапогах ботфортах с огромными каблуками и такими же огромными шпорами, и в белом чепце с красным крестиком на нём, накинутом поверх небрежно лежащего на голове парика. Это всё, что было женственного в девушке. Телосложение девушки было в высшей степени нелепое. Небритое лицо с волчьей губой - довольно-таки неприятное. Голос вовсе был не женский. А запах псины, разносящийся на много метров вокруг этого существа, был просто тошнотворен.

- О, боже! – воскликнула миссис Мигрень, успев одним быстрым проницательным взглядом рассмотреть всю нелепость и непривлекательность «гостьи».

- Уже не поможет! – воскликнула «девушка».

И, достав откуда-то из-за спины изящный топорик, «девушка» молниеносно и очень сильно тюкнула бедную старушку прямо по темени.

Почистив лезвие топора об подол белоснежного халата, «девушка» переступила через тело старушки и прошла в дом.

- Эй? Больше никого тут? – проскрипела вслух «девушка», заглядывая за печку. – Сестра тут никакая не заходила на чай?… Нет? Вот и славно!… О! Возьму пару книжек почитать!


Я буду очень вежливой внученькой сегодня! – думала про себя девочка в красной шапочке, подходя к дому бабушки. – Спрошу у бабушки - как она себя чувствует? Спрошу - почему у неё такие глазки болезненные? Хорошо ли она меня слышит? – тоже спрошу. Когда она в последний раз чистила свои зубки? – обязательно поинтересуюсь.

По мнению девочки всё это, а также многое другое, должны спрашивать добрые вежливые внучки у своих бабушек.

Когда на стук в дверь внученьке никто не ответил, девочка почувствовала что-то очень нехорошее. Это «нехорошее» сильно смешивалось с запахом псины. (Точно такой же запах излучал очень страшного вида незнакомец, приехавший третьего дня в гости к кузнецу, который перебежал сегодня внученьке дорогу, пока та шла по лесу. В деревне, кстати, говорили, что этот «гость кузнеца» - приговорённый три года назад к смерти убийца богатых старух, сбежавший прямо с места казни!)

После пятого настойчивого стука, не дождавшись ответа, внучка открыла-таки дверь в бабушкин домик и тут же упала без чувств на пороге.


В тот же день девочку нашли дровосеки, проходившие мимо дома старушки. Они-то и принесли практически мёртвую девочку в деревню, вместе с неожиданной новостью.

Деревня была в крайнем изумлении по поводу новости. Что теперь делать никто, разумеется, не знал. Если бы тут была миссис Мигрень, то она точно бы знала, что надо делать, и не прошло бы двух недель, как убийца был бы объявлен всем жителям деревни в доме Катрин Гофре. Но миссис Мигрень по некоторым, не зависящим от неё обстоятельствам, не могла вести это расследование и дело так и осталось покрытым мраком.


И в заключении. Больше с тех пор в деревне никто не умирал насильственной смертью. А кузнец стал значительно более оптимистичнее смотреть на жизнь, начал даже приветливо улыбаться односельчанам и настрогал ещё четырёх детишек, не сильно, видимо, переживая за их ужасное будущее.

27 января 2005года, Нафаня Питерская

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru