Huh / Сказки / «Теремок»
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

«Теремок»

Оригинал в представлении не нуждается...

Шла-шла по улице гражданка Рукавичкина и думала, как бы ей отметить свой день рождения, который как раз сегодня и настал. Дата, вроде бы, и не примечательная, а отметить всё же хочется. Но не хочется суетиться и хлопотать на кухне.

Шла-шла. Шла-шла. И набрела на «Теремок» - кафетерий такой. Ничего себе такой кафетерий, вполне симпатичный. Почему бы тут и не отметить свой день рождения?

Уселась гражданка Рукавичкина за столик в углу и разослала всем своим знакомым SMS-сообщение: «I v Teremke, pr. Lenina 12, prihodite! Irina», заказала себе выпить, и стала ждать-поджидать.

Не прошло и четверти часа, как на пороге кафетерия появляется первая подруженция Рукавичкиной.

- Быстро ты, однако, прискакала!

- А то ж! Такая я вот попрыгунья-поскакунья, блин! Уф! Рядом просто была. Уф, чего тут есть из приличного? Попить чего-нибудь есть? Не могу – жажда мучает - ужас!

- Да, садись ты! Хватит мельтешить. В глазах рябит. Сейчас закажем тебе попить.

Вот уже их двое. Сидят. Пьют, закусывают, про знакомых общих вспоминают нехорошие вещи. Ещё через полчаса к столику забавный персонаж подскакивает.

- Это ещё кто? – прыснув минералкой на Рукавичкину, спрашивает подруженция.

- Позвольте представиться: Петя Зайцев.

- Я тебе про него как-то рассказывала, - уточняет Рукавичкина.

- Аааа, это тот самый?

- Он.

- Ну, - оценив Петю Зайцева с головы до… до… до - ай, не важно! – властно говорит подруженция, - садись, Петя Зайцев, за стол.

Вот их уже трое. Сидят, беседуют. Вернее, подруги беседуют, а Петя Зайцев очки неловко поправляет и время от времени смущённо краснеет. Минут двадцать проходит – на пороге мамзель в чернобурке. Походкой от бедра к столику приближается, щёлкает перстнями и голосом полупридушенной Дездемоны говорит:

- Здравствуйте всем!

- Знакомьтесь, - говорит Рукавичкина, - Лисицына Олеся. Моя бывшая коллега.

- Очень и очень! – вскочив с места, кричит вдруг Петя Зайцев.

- Да уж, - оценив целиком чернобурку, подтверждает подруженция. – До ужаса приятно.

- Какое-то заведеньце убогонькое ты выбрала, Ириша, - окинув взглядом пространство и неприятно поморщившись, сообщает Лисицына на весь зал.

- А никто, собственно, не насилует! – тут же вставляет подруженция, закуривая.

- Да ладно тебе, Олеся! Садись. Тут дешево и достаточно вкусно.

Проверив стул на наличие липкости и пыли, мамзель усаживается за стол, но нехотя. Вот их уже четверо сидит. Сидят. Пьют. Едят. Разговор как-то, вроде, и не клеится. Петя Зайцев засоловел, очки снял и блестящими глазками любовно на мамзель Лисицыну уставился.

- Кстати, с праздником тебя, Ириш! – вспоминает вдруг Лисицына, доставая из сумочки что-то пёстренькое. – Вот, это тебе.

- Спасибо! Спасибо большое, Олесенька! Какая симпатичная коробочка!

- Дай посмотреть чего там! – встревает подруженция. – О! Ты, поди, всю жизнь мечтала о красненьком шампунчике в пробном децельном флакончике!

- Это не шампунчик! – щёлкнув и зубами и перстнями, отвечает мамзель Лисицына. – Это розовое масло! Только что из Болгарии!

- Ценно! – обрадовалась Рукавичкина. – Спасибочки большие пребольшие! Сейчас прямо и заароматизируюсь!

Не успевает Рукавичкина заароматизироваться, как к столику парниша подруливает. Собой хорош, и костюмом серым приличен.

- Хэппи бёздэй ту ю! – начинает чеканить парниша. - Хэппи бёздэй ту ю! Хэппи бёздэй ту Ирина, хэппи бёздэй ту ю!

- Ого! – обрадовалась подруженция. – Ты, мать, полна сюрпризов! Кто таков? Почему я не в курсе?

- Костя, - протягивает подруженции руку парниша. – Костя, - руку Пете Зайцеву. – С тобой не разговариваю, - это для мамзели Лисицыной.

- Очень мне приятно, - расплывается в алчной улыбке подруженция. – Садись, Костик, вот тут рядышком. Будем дружбу заводить!

Уже стало их за столом пятеро. Уже и свободных стульев за столом нет. С появлением Кости, зато, оживление кое-какое произошло – вроде как, душа компании оказался Костя.

- Чего за Костя-то? – в туалете спрашивает подруженция у Рукавичкиной. – Зачем скрывала?

- Ничего я не скрывала. Костик Волков. Я тебе про него чуть ли не месяц трендела.

- Мать твою! Так это он?!?

- Ну!

- Блин, хорош! Даже не думала, что настолько хорош. С кем он сейчас?

- Кто ж его знает. С кем-то.

- Прости меня, подруга, но я в атаку! Беру парнишу на себя! Такого дурой буду, если упущу!

- Удачи.

Возвращаются подруги из туалета, смотрят - а на месте подруженции кабан какой-то развалился.

- Не поняла! – говорит подруженция кабану.

- Ой, - пищит радостно Рукавичкина. – Лёлик! Ты пришёл! Я думала, тебя, задницу ленивую, хрен вытащишь из дома.

- И не вытащила б! – гаркнул радостно кабан, заваливая Рукавичкину себе на колени. – Ежели б меня водила не подбросил, то и не попёрся бы!

- Я, конечно, очень рада, что ты нас посетил, Лё-лик, - сурово говорит подруженция, - но, вообще-то, это моё место! и бокал это тоже был мой!

- Да не вопрос! – говорит Лёлик, одним движением руки притягивая к себе стул от соседнего столика. – Вот тебе место! И держи свой бокал!

- Откуда ты такого накопала? – возмущается подруженция, вернув бокал Лёлику.

- Мой сосед по даче: Лёлик Хряпов. Прошу любить и всё такое!

- Ага. Это я! – подтверждает кабан. – И любить, и всё такое, пожалуйста! Все в очередь!

На этот раз щёлкнули зубами и мамзель Лисицына, и Петя Зайцев, и Костик, и подруженция. Вот уже их шестеро.

- Тесновато как-то! – недовольно сообщает мамзель Лисицына, сверкнув глазами на Лёлика.

- Да уж, - пытаясь поближе притиснуть свой стул к столу, соглашается подруженция.

- Ничё! – гремит Лёлик. – Счас вон хилый уже под стол брыканётся. Будет посвободнее!

А хилый, то бишь, Петя Зайцев, и, правда, уже готов сползти под стол. Мордочка стала алая, глазки слезливые, улыбочка медовая, очёчки запотели, хоть и лежат на столе.

- Ммммамзель, - говорит вдруг Петя Зайцев, наклонясь к подруженции, - разрешите…

- Разрешаю, - тут же соглашается подруженция, от чего Петя Зайцев делает удивлённым правый глаз, а левый делает ещё более мутным. – И чего? Всё? Вот все вы так…

- Давайте, что ли, за меня? – предлагает Рукавичкина. – Раз уж мы всё-таки собрались.

Не успели поднять бокалы, как к столику из залы напротив неверной походкой подгребает детина здоровый. Такой здоровый, что двух Лёликов надо, чтобы детину этого в кадре не видно стало. И такой нетрезвый, что двенадцать Зайцевых друг за другом под стол слягут прежде, чем детина этот вот таким станет.

- Я смаааатрю тут праааааздник! – кричит детина одновременно на ухо Лёлику и подруженции. – А мииииня чииииго не паааазвали?!?

- Это кто? – уточняет Лёлик у Рукавичкиной.

- Понятия не имею, - честно отвечает побледневшая Рукавичкина.

- Медведь какой! – шипит подруженция. – Слезь с ноги!

- Штааа заааа настроеееения заааа стааалом? – орёт детина. – Паааачиму раааадасти неееет? Бббармен, сссюда паааавтари паааа-быстраааму! Ну-каааа, паааадвиньтесь, аааарлы!

- Отвали! – говорит сурово Лёлик. – Видишь, нет места.

- Этаааа тыыыыы чииииго? наааа зло какооооое-то нарываааааешься, пацааааан? – спрашивает детина. – Ррррребяяяяят, анииии тут на злооооо нарываааааются! Ддддружииииить…ть…ть ни хатяяяяят!

- Миха, отвянь ты от них! – кричат детине из соседнего зала. – Двигай сюда и тащи бутыли!

- Неее, - протягивает детина. – Я паняяяять хааачу! Выыыы в натууууре ни фигааааа ни радыыыыыы?!

- Вроде того, - отвечает за всех Лёлик.

- Нууууу, извиняяяяяйте, тады, - грустно говорит детина, опрокидывает стол и удаляется всё той же штормящей походкой, но с печальным выражением спины.

Всё содержимое стола почему-то летит на мамзель Лисицыну. Подруженция не удерживается от дикого смеха. Не удерживаются от улыбки и Костик с Лёликом. Петя Зайцев валится на пол вместе со столом. А именинница, бледная и испуганная, хлопает гигантскими глазами.

Мораль: всего один пьяный Медведь, подошедший не в тему, а сколько неожиданностей, поломок, неполадок и испорченностей.

Нафаня, 13 января 2005 года

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru