Huh / Сказки / ЮРИЙ ВЕНИАМИНОВИЧ ДЮШЕС И... / Глава первая: Работающий в...
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

ЮРИЙ ВЕНИАМИНОВИЧ ДЮШЕС
И
ВЕСЕННЯЯ ПРИЗЫВНАЯ КАМПАНИЯ

Сказка, украденная Фаней у А.М. Волкова. Незаслуженно и нагло...
Данная сказка является продолжением сказки "Рубиновый мегаполис"...

Глава первая: Работающий в одиночку

На юго-востоке страны находился обычный город N. И, как обычный город, примечателен он был только тем, что в нём существовала своя собственная организованная преступность. Вернее, тот факт, что преступность там была, и она была организованна вовсе даже не примечательно. А примечательно было вот что. Что все мужчины, входившие в местную группировку, были почти одинакового роста и телосложения, иногда даже казалось, что они все на одно лицо. Что у всех членов банды была единая форма одежды - синие спортивные костюмы. И самое примечательное было то, что под козырьками бейсболок у пацанов болтались, и приятно позвякивали, маленькие бубенчики. За эту последнюю особенность группировку, в которую входило большинство мужчин города и некоторые женщины, звали в народе «Бубенцами». Да они и сами с гордостью называли себя «Бубенцами». Всем членам банды очень нравилось, что они такие необычные и стильные – не просто гопники, а «Бубенцы»! И горе тебе, задолжавший «властям» владелец привокзального ларька «Спиртное. Табак», если ты услышишь поздним вечером у себя в подъезде приятное позвякивание бубенчиков.

Повелителем «Бубенцов» был Геннадий Гин, злющий бычара, обитавший в огромных, по меркам города N, апартаментах, к которым «Бубенцы» боялись приближаться.

Однако среди «Бубенцов» был один персонаж, который никогда не испытывал дрожи в коленях, приближаясь к жилищу Гены. Более того, этот человек, ко всеобщему удивлению, поселился на той же лестничной площадке, что и Гена. И не был за это покалечен. Это был некий Юра - «Дюшес». «Дюшес» - потому что лицо было грушевидное и кожа на лице желтовата. Внешне, в общем, парень грушу напоминал.

От своих однообразных соплеменников Юра очень сильно отличался. И не только формой и цветом лица.

Ещё в детстве он запомнился многим жителям города, как нелюдимый мальчик, у которого не пойми что на уме. Он почти никогда не играл с ребятами, а если вступал вдруг в игру, то требовал, чтобы все ему подчинялись. И обычно игра с его участием заканчивалась жестокой дракой, в которой Юра мог бы кого-нибудь убить, если бы вовремя не подскакивали к драчунам взрослые.

Родители Юры умерли рано. Поговаривали, что это была бытовая поножовщина на почве совместного распития спиртных напитков. И ещё говорили, что маленький Юра во время родительской попойки был заперт в шкафу и наблюдал всё происходившее в замочную скважину. Потом говорили, что Юра якобы сбежал из детского приёмника - распределителя и скрывался в мастерской местного столяра – пьянчужки. Столяр, говорят, был человек добродушный – мальчика не гнал, делил с ним свой хлеб и учил своему ремеслу. Подрастая, Юра становился всё неуживчивее и ненавидел даже столяра, который его кормил и одевал, а когда достиг совершеннолетия, то покинул своего воспитателя, даже не поблагодарив его за всё, но прихватив с собой недельную выручку доброго пьянчужки.

Юра был неплохим столяром. Он мастерил столы, стулья, скамейки, тумбы и многое другое. Но сильно разбогатеть в городе N, а Юра хотел именно сильно разбогатеть, продавая деревянные изделия собственной работы, было невозможно. Поэтому Юра пытался заниматься разными видами деятельности.

Он и пытался заниматься коммерцией, и воровать пытался, и спекулировать всем, чем только можно было спекулировать, тоже пытался.

Талант у Юры несомненно был и была завидная сила воли, только не хватало размаха и всё время перебегал дорогу криминальный авторитет Гин Гена.

Прошло несколько лет. Однажды Юра явился к Гене и предложил криминальному авторитету взять его к себе в услужение. Гена очень обрадовался такому раскладу: давненько Гена не встречал на своём пути такого толкового пацана, а тут вот подфартило – пацан сам вызвался добровольно служить Гене. Теперь у Гены появился помощник, гениально выполняющий всевозможные поручения. И чем неприятнее были распоряжения Гены, тем с большим усердием и особенной жестокостью выполнял их Юра. Угрюмому «Дюшесу», так сразу прозвали Юру «Бубенцы», особенно нравилось наказывать провинившихся «Бубенцов». Наказывать – это ликвидировать. Хотя, «предупреждать» зарвавшихся, через нанесение увечий, «Дюшесу» тоже нравилось. Пацаны плакали, корчились, просили пощады, а Юра смотрел на них, торжествовал, и, вместе с тем, очень не любил противных хнычущих быков за проявление их слабеньких эмоций. Ликвидировать, пожалуй, было лучше. Чисто и грамотно.

«Бубенцы» ужасно не любили правую руку Гены. Некоторые боялись его больше, чем Гену. Юра тоже не любил «Бубенцов». Он даже никогда не одевался в синий спортивный костюм, а бейсболку с бубенчиками ненавидел люто. «Дюшес» всегда носил одежду тёмных тонов, никогда не был замечен в общих попойках и развратах с женским полом, и не терпел напарников в работе. Всегда один. Всегда в тёмном. Всегда без эмоций на неприятном жестоком жёлтом лице. Те «Бубенцы», которые позволяли себе проявлять смекалку, догадывались, что семь несчастных случаев с членами банды, с летальным исходом, которые произошли за время пребывания Юры в клане «Бубенцов», были вовсе не случайностью. Человек сцепится с Юрой накануне, а на следующий день – ап! – и утонул человек в сточной канаве! Ап! – и машина, не на ходу, сбила человека! Ап! – и упал человек с застеклённого балкона на втором этаже! Ап! – и передоз у человека (с чего бы? – никогда и не употреблял)! Ап! – и споткнулся на банановой кожуре человек, испачкав головой асфальт! Ап! – и упал на человека телевизор с трансформаторной будки! Ап! – и разорвал человека хищный зверь! (О том, что это был хищный зверь, свидетельствовали следы лап на почве и свежий ещё помёт.) Гене намекать на закономерность боялись, а сам Гена как будто и не понимал. «Всякое бывает, - говаривал Гена после несчастного случая. - Ну и хер-то с ним!»

В тот день, когда ВАЗ 2101, принадлежавший отцу Эли, раздавил Гену Гина, Юры не было в городе. Он уехал вдогонку сбежавшему от товарищеского суда «бубенцу». Вернувшись через несколько дней и узнав о гибели Гены, Юра никак не проявил своих эмоций. Сколько «Бубенцы» не приглядывались к Юре, а никак не могли понять – чего он мыслит-то. Вполне возможно, что у Юры были противоречивые чувства – с одной стороны было проще выполнять указания живого Гены, которые Гена придумывал, с другой стороны – на богатство и власть Гены Юра всегда очень рассчитывал.

Сначала у Юры появилась мысль - поселиться в ужасной квартире и объявить себя преемником Гены и повелителем «Бубенцов» - если приложить некоторые усилия, то «Бубенцы» покорятся.

Но «Бубенцы» не переставали пьянствовать и гулеванить на квартире Гены – выкурить их оттуда можно было разве что ядрёной бомбой. По опыту Юра знал, что с огромной кучей сильно пьяных людей связываться не надо. Юра пробовал убирать людей по одиночке, но всё новые и новые силы желающих выпить за «чудесное избавление» прибывали и прибывали в пещеру Гены.

Однажды, на восьмой день попойки, Юра затащил к себе в квартиру Веронику – сожительницу Гены, и попытался её оприходовать. Но у него ничего не получилось, видимо, потому что эта шалава вела себя нагло, развязно, позволяла себе ухмыляться и издеваться над Юрой.

- Ха-ха-ха! – насмешливо проговаривала шалава. – Мальчик, кажется, волнуется... Снизу на Юру смотрели наглые, отвратительно светившиеся, глаза.

- Заткнись, дура! – угрожающе шипел Юра шалаве.

- Я-то – дура, а ты-то кто? Ась? – издевалась над Юрой белокурая бестия.

И тогда Юра решил убить козу, но замешкался, и коза вырвалась. Тогда Юра решил, что гоняться за ней он не будет, потому что она сейчас выскочит на лестницу – позовёт остальных и репутация Юры будет подмочена, а решил, что напугает козу и заставит её служить ему. Решил и сказал:

- Ты будешь жить со мной! У меня! Я буду платить тебе очень хорошие деньги!

- Насколько хорошие? – спросила Вероника, застёгивая блузку.

- Очень хорошие, - авторитетно заявил Юра. – Иди – скажи им, что ты теперь моя женщина, а я их босс.

- Неплохо придумано, - сразу смекнула Вероника. – И для начала моей службы скажу вот что. Хорошую сумму ты мне выдашь прямо сейчас – это первое. А второе – если ты ещё хоть раз ко мне прикоснёшься, импотент хренов, то я тебя просто убью. Ребята поймут и прикроют.

Оглядев Юру с ног до головы, Вероника сказала:

- И неплохо бы Жеке отвалить куш. Он грамотно организует всеобщее повиновение.

- Что? – прорычал Юра. – Жеке? Этой пиявке?

- Так положено, милый, - с издевательской интонацией проговорила Вероника. – Если сам чего-то организовать не в состоянии, то плати. Хотя бы первое время. Гена исправно платил Жеке.

Юра вспомнил Гену, Жеку и содрогнулся: все эти людишки вызывали в нём отвращение. Люди в своих людских проявлениях вообще всегда вызывали в Юре только отвращение. Юра всегда под каким-нибудь предлогом старался уходить от людей, а чаще просто убирать их.

- Я бы предпочёл обойтись без Жеки, - сказал Юра.

- Я тебе говорю как лучше, а дальше дело твоё, - сухо закончила разговор Вероника.

Юра подумал – подумал и решил, что, пожалуй, шалава права. Пусть пока этот жлоб на него поработает – организует всё в лучшем виде, а потом Юра просто жлоба уберёт. Сначала обязательно уберёт шалаву, а потом её приятеля. Или, возможно, они, и жлоб и его потаскуха, одновременно разобьются в автомобильной катастрофе, или спрыгнут с крыши, взявшись за руки, или попадут в водоворот... «Что-нибудь такое с ними обязательно приключится, - замечтался Юра. – А, может, и будут застрелены оба! Застанет он их как-нибудь за сношением и застрелит сквозной пулей бутербродом! Опять же - «Бубенцам» хорошая наглядность!»

Помечтав, Юра со вздохом поднялся с дивана, взял кое-какое имущество – заряженный пистолет, прихватил Веронику за локоть и отправился в квартиру Гены.

Встречные «бубенцы», завидев мрачного Юру, испуганно шарахались в стороны.

Установив новые правила, Юра зажил в своей квартире с Вероникой. Не встречался ни с кем, кроме Жеки, всех ненавидел, и был всеми ненавидим.

<дальше>

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru