Huh / Сказки / Сказка про космос
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Сказка про космос

Братишке от Фани...

Жили - были в одной буржуйской стране буржуйские мужик с бабой. И не было у них абсолютно никого... В смысле, детей не было, родственников была куча... И ещё было очень - очень много денег. Так много, что считались эти мужик с бабой промеж других таких же буржуев миллионерами.

Многие хотели провести миллионеров – представиться их потомством скрыторождённым, но баба не принимала всерьёз таких попрошаек. Мужик принимал с перепугу, а баба – нет. Баба точно знала, что никого у неё нет и быть не может.

Вот так они жили себе и жили, тратили спокойно свои миллионы, как вдруг мужику однажды взбрендило поточить лясы в пустопорожнем разговоре...

- Свитхарт... - говорит мужик. (Это по ихнему, по-буржуйски, вроде как обращение к любимой жене или к такому же мужу). – А чего это мы с тобой всё сидим в своих мраморных дворцах да жрём рябчиков в ананасах и всё без какого-либо умысла или пользы?

- Уот? – удивилась супруга, что по-нашему что-то вроде: «чего несёшь околесицу?».

- Давай, что ль, усыновим кого-нибудь? Поскребём там по сусекам... По коробам пометём... Поднаберём полезной информации и заведём себе мальчонку?! Будем жить для его блага и миллионы тратить ему на пользу! Как тебе айдия?

Супруга с недоверием сначала отнеслась к словам мужа, думая, что он поднакачался каким-нибудь бурбоном, ценой в несколько десятков тысяч буржуйских денег за бутыль, но потом поняла, что муж не спроста идеей озадачился, и принялась за усыновление. Ворчала, скребла по всем сусекам, по инстанциям мела, заполняла большое количество бумаг и ходила на бесчисленное количество интервью. (У них, у буржуев, даже миллионерам приходится иногда такое делать.)

В конце концов, завели себе миллионеры сынишку. Название у сынишки было уже от рождения. Звали его Брэд... (Не бред какой-нибудь, а Брэд, что по-нашему может значиться, как хлебушек! Хм... Как-то нелепо называть здорового сильного парня Хлебушком... Пусть будет Колобок. Тоже хорошее хлебобулочное изделие!).

Зажил Колобок сказочной жизнью... Как сыр в масле катался. Жирок нагуливал. Соком наливался. Румянцем здоровым покрывался. Родители приёмные не могли нарадоваться на сынищу – экий справный янг мэн у них растёт.

Только вот грустил часто Брэд – Колобок... Бывало сядет на приоконную скамеечку под окошком на последнем этаже своего дворца и всё на небо смотрит – звёзды изучает. Папа – миллионер купил даже Колобку дорогущую аппаратуру, как для звездочёта, чтобы Колобок не печалился. Колобок рад был аппаратуре и смотрел в неё целыми днями, но всё равно, вот оказия, печалился мальчонка...

Растёт, главное, развивается, мужает, крепчает, университеты заканчивает и всё печалится.

- Гёрлфрэнд бы тебе не помешала, - говорит Брэду матушка.

А он знай, всё смотреть в трубу свою да печалиться.

И тут, как назло, захотелось одной стране, из несильно развитых, подзаработать себе денег на развитие отечественного космического летания путём космических экскурсий для миллионеров всех мастей и видов, за большую денежку со стороны последних.

Придумали такое и растрезвонили на весь буржуйский мир – мол, давайте к нам да с деньгами, уж мы вам покажем – чем Марс удивителен.

Как услыхал такое предложение Брэд, так и сбёг от родителей. Собрал чемодан, взял пластиковых карт на пару – тройку миллионов и поехал в медвежью страну, чтобы там или быть медведем съеденным или отправится оттуда к манящим звёздам.

Родители плакали. Печалились. Но счета не заморозили и доступов к деньгам не закрыли. Ладно, подумали, пусть слетает малой. Может ему и правда надо...

Прикатил Колобок в нужную страну и, отказавшись от пресс-конференций, сразу встретился со врачом. Врач тот, ну чистый кролик – зубки торчком, ушки кверху, очки на кончик носа сползли, осмотрел Колобка, поправил очки на носу деловито и говорит:

- Такс – такс... Занятненько... Голубчик, Брэд Джеймсович, а я Вас сейчас съем!... В смысле, не допущу до полётов!

- Оукей – оукей, - широко улыбаясь, отвечал доктору Кролику Брэд, пока ему не перевели суть сказанного, а как перевели, прослезился и спросил только: - Уай?

Это значит, что Брэду непонятно стало, отчего его так обидеть хочет доктор Кролик.

- Ну что «уай», дорогуша? Что «уай»? – говорит доктор, опять поправляя съехавшие очки. - Нельзя тебе, милок! Вес в тебе излишний! На шашлык ты вполне гож, а для космоса – увы!... Последнее не переводите, пожалуйста, это уж я так...

- Ноу проблем! – радостно ответил Брэд, когда понял, чего от него требуется.

И занялся Брэд ежедневными физическими упражнениями, совмещёнными с особой диетой, предназначенной для тех, кто хочет полететь к звёздам...

Через месяцок был уже как специально для космоса рождённый. И подтянут, и бодр, и полностью готов к испытаниям. Так вот и убежал Колобок от кары доктора Кролика.

Покатился дальше по космической лестнице. Приступил к изнурительным тренировкам, дающим полное представление о том, каково там оно – ближе к звёздам. И тут новая напасть. Тренер Брэдовый, Волков Сергей Анатольевич, говорит во всеуслышанье:

- Не пущу я этого хлопца во Вселенную!... Изгадит там всё кабан этот импортный! Эта ж морда буржуйская всю центрифугу мне обблёвывает!

- Оукей – оукей, - отвечает Колобок товарищу Волкову, доверчиво глядя тому в глаза, потому что никто ничего Колобку не переводит.

- Что «оукей»-то?... Это тебе «оукей», а мне на полтораста миллионов ваших денег аппаратуры херить... Из-за тебя, оленя обсранного!... Переведите ему кто-нибудь, что ничего у нас с ним не получится!... Никакой любови не будет! Не сошлись во мнениях!

- Ну, Сергей Анатольевич, он же платит, - вмешивается кто-то в разговор товарища Волкова с товарищем Волковым. – Может быть, можно как-то решить проблему? Может быть, намекнуть ему про компенсацию?!

- Ну, намекни, холера, намекни! Много он тебе там компенсирует? Надрищет на три миллиона, даст двести тысяч!

- Оукей – оукей! – радостно поддакивает Брэд.

- Вон вишь, как обрадовался! Мечтает Байконур потопить! Ты, блин, холера нерусская, ехай да на Дискавери своей тошни! Нечего тут лыбиться мне улыбкой Моны Лизы!

- Я думаю, что можно будет решить этот вопрос! – упрямо повторяет тот же голос.

И товарищу Волкову ничего не остаётся, как махнуть рукой и удалится из тренажёрного зала, сказав: «Без меня, господа меркантильные! Без меня!»...

Вот так и убежал Колобок от несправедливости товарища Волкова. Через полтора месяца ежедневных упорных тренировок был уже вылитый Гагарин. Казусы больше с ним не случались. Да уже и научился на кнопки нужные нажимать в случае полёта...

Можно уже и в путь дорогу! Посадили Брэда в ракету, благословили, пристегнули и «Старт!»...

Не так себе представлял Брэд встречу со звёздами. Думал всегда, что романтичнее будет...

Думал, что сядет в капсулку, вроде автомобиля буржуйского, но более усовершенствованную. Включит зажигание, дёрнет за рычажок, тронет руль и покатит к Большой Медведице, предварительно пристегнувшись ремнями безопасности. А как достигнет Медведицы, то полетает вокруг неё, пофотографирует там всё, возьмёт с собой на память пару камушков из метеоритного дождя и обратно...

Только развернёт свою капсулу в направлении дома, а Медведица хвать его лапой своей – держит и никуда от себя не отпускает.

- Брэд! Брэд! Вэ а ю? – будет истошно орать скрипучий голос с родной планеты из динамика на панели управления, пропущенный сквозь миллиарды километров космического пространства. – А ю оукей?!

И только соберётся Брэд крикнуть в рацию, что у него «траблы», огромные по-нашему проблемы, как Медведица тряханёт его со всей своей силищей звёздной и аппаратура вся из строя вон, а Брэд головой об прозрачную крышу капсулы и в глубокий даун.

Приходит в себя и видит, что капсула его полностью вышла из строя, кое-где даже дымится что-то в ней, и висит она посреди тёмного космического пространства, зацепившись за выступ скалы, находящейся на сравнительно небольшой планете.

Планета мрачная. Сплошь покрытая действующими вулканами, а над головой темнота. И хоть звёзды кругом горят крупные и яркие, а свет их зациклен на самих звёздах и никак не касается той планеты, на которой завис Брэд.

Не успевает Брэд с мыслями собраться, как начинает капсула искрить и шипеть, да так сильно, что становится понятно – или выскакивай из неё, рискуя быть раздавленным слоями здешней атмосферы, или сиди тут и варись заживо – местным жителям на покушать.

Выскакивает Брэд из капсулы, кубарем катится по скале вниз, а внизу, распрямив и пощупав ушибленные части тела, понимает, что на планете этой и дышать и двигаться можно. Попахивает, правда, резиной какой-то жжёной, но терпеть можно.

Встаёт тогда Брэд и, хромая, двигается куда-то. Кажется ему, что именно в этом направлении можно найти что-то. Что-то очень для Брэда полезное. Например, воду. Или крабовый салат. Очень хочется Брэду пить и крабового салата.

Идёт, потирает время от времени колено правой ноги, и песенку свою любимую напевает, которую всегда напевает, если не по себе или сильно по себе...

- Джингл беллс!... Джингл беллс!...

Вот так поёт Брэд и это по-нашему значит следующее: «Я ушёл от родителей, ушёл от душного доктора, ушёл от злобного тренера и даже покорил Большую Медведицу... И теперь чёрт его знает, что мне дальше делать?...О, боги мои буржуйские! Дайте ответ бедному астронавту, как ему быть на столь далёкой чужбине!?...»

Через несколько километров изнурительного пути замечает Брэд в далёкой дали яркий свет. Не похоже совсем, что это свет костра – уж больно он велик и ярок, но Брэду такое зрелище придаёт сил и Брэд почти бегом несётся к месту, освещённому чем-то загадочным.

А пламя, как назло, удаляется. Брэд бежит к нему, а оно всё дальше... Бред на вулкан, оно с вулкана... Бред с вулкана, а оно на следующий вулкан. И ни капли не приближается. А силы-то на исходе...

- Так ты играешь со мной, Загадочный Рыжий Шар? – кричит Брэд шару. К тому времени уже видно стало, что это светящийся шар. Почти как солнце, только попроще. – Ну, давай играть! Теперь я убегаю, а ты догоняй!

Крикнул Брэд и побежал в обратную сторону. А шар возьми да с дуру и побеги за Брэдом! Тварь непонятная и космическая, а тоже азартная и дурная...

Забежал Брэд за выступ очередного вулкана и смотрит оттуда – чего Шар делать будет. Шар же добегает до вулкана и начинает в панике биться – где, мол, моя добыча? Так, мол, нечестно! Я бы тебя догнал, пришелец, если бы ты не спрятался!

Посмеялся Брэд над Рыжим и вышел из укрытия. Вот он я! Туточки! Пятнай давай!

...Шар и запятнал. Поглотил целиком в себя Брэда и оставил жить в своём брюхе огненном, не переваривая...

С тех пор по планете этой летал всегда здоровый огненный пузырь, внутри которого сидело невиданное для местных обитателей существо – безволосое, маленькое и всего только с четырьмя конечностями. Но! Существо это умело с помощью Шара внушать свои мысли обитателям планеты и было бессмертно. По этим двум причинам и стало существо в Шаре богом для тринадцатилапых мохнатых утконосов и построило через века на планете цивилизацию, которая своими достижениями затмила все существующие до сих пор во Вселенной цивилизации...

Вот как представлял себе Брэд свой полёт в космические пространства, а вовсе не так, как довелось полететь – приплющенным к сидению, с закрытыми глазами и странными ощущениями в области затылка и живота.

Но, зато, мечта осуществилась... Побывал в космосе! Не всякому простому Колобку такое по средствам...

17 июля 2004 года, Фаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru