Huh / Сказки / Солдатик
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Солдатик

Предисловие такое:

Украдена у Г.Х. Андерсена - великого сказочника, но, граждане дорогие, я ещё не знаю совершенно, о чём писать и что это будет за сказка! Целиком и полностью полагаюсь на своих героев, которые в данный момент, похоже, лучше меня знают, что с ними должно случиться. Извиняйте скорее автора за отсутствие мысли!...


Было когда-то на свете двадцать пять чугунных солдат. «Чугунных» - потому что шибко умные были солдаты - все как один, как дети одной матери – чугунной сковородки.

Ребята были славные: бравые, симпатичные, в форме ходили, пуговицы у них блестели, умели ползать по неровным поверхностям и бегать с автоматами. Словом, чудо, а не пацаны!

Все двадцать пять жили в одном бараке, называемом по-солдатски: «казармой». В бараке этом было темно, тесно и плохо пахло, но солдатики народ терпеливый. Они лежали в своей казарме и ждали дня, когда барак этот разлетится в щепки, а их поселят в трёхзвёздочном отеле. А, если быть совсем честным, то ждали солдатики, когда их отпустят в гражданский мир.

И вот однажды случилось долгожданное!

- Увольнение! Слава тебе яйца! На все выходные! – кричали солдатики и от радости шутливо били друг друга по печени.

Случился накануне какой-то очень большой праздник по всей стране, поэтому солдатиков решили на целые выходные отпустить в гражданский мир. Их тут же выстроили, пересчитали, дали ценные указания, снабдили наставлениями, ещё раз поздравили с праздником от верховного командования и открыли им ворота в прекрасный мир гражданских людей.

Последним из ворот выходил двадцать пятый солдат. Его-то из зависти дежурный по части и прищемил воротами, отчего двадцать пятый солдат, поранив ножку, начал тут же хромать.

Вот с этим-то Хроменьким и произошла на гражданке самая интересная история.

На гражданке, где ходили трамваи, работало метро и суетилось много разнохарактерного люда, было очень интересно и даже можно сказать замечательно. Но лучше всех других интересностей был для солдатиков стриптиз-клуб. На его фасаде сверкали неоновым светом завлекательные барышни, такие, что можно было без труда вообразить себе, как хорошо там внутри. У самого входа многообещающе сияла надпись: «Хот гёрлс!», от чего в зобу дыхание спирало. И ещё стоял у входа приветливый швейцар, в шляпе-цилиндре и пальто-крылатке, который был очень рад каждому желающему пройти вовнутрь. Такое удивительное и манящее местечко!

И внутри всё было прекрасно. И подсветка, и столики, и бар и официантки, и девушки на сцене, но прекраснее всех была «изюминка нашего клуба», как объявил её усач в бархатной жилетке, мисс Балеринка.

Как только изюминка клуба появилась на сцене, Хроменький потерял способность воспринимать реально окружающую действительность. На красавице было белое атласное нижнее бельё, юбочка из белого шифона, голубой шифоновый шарфик, а между чашечками ослепительно белого лифчика сверкала брошь – огромная и такая же красивая, как сама девушка.

Девушка удивительно ловко двигалась по сцене, сводя с ума собравшихся внизу мужиков, ещё ловчее крутилась девушка вокруг шеста, но замечательнее всего она поднимала вверх одну ножку. Каждый раз, когда девушка высоко наверх тянула свою ножку, Хроменький заливался пунцовой краской и хотел то ли броситься к ней на сцену, то ли выбежать вон из клуба.

- Вот бы мне такую девку! – мечтал Хроменький, глядя на то, как извивается красавица. – Только, видимо, не светит мне ни фига. У такой девочки наверняка есть крутой фраер, да не один. Нужен ей больно солдат... Хотя, познакомиться с ней всё же надо! Вдруг...

И солдатик решил, что надо будет действовать решительно.

Ранним утром, когда клуб уже закрывался и все остальные солдатики, которые тоже пришли в этот клуб, отправились кто куда, шатаясь от выпитого и увиденного, Хроменький сказал всем, что погуляет ещё по улице, а сам притаился у служебного входа за мусорным бачком и стал ждать мисс Балеринку.

В чёрной куртке-косухе с заклёпками и таких же чёрных кожаных брюках мисс Балеринка произвела ещё более сильное впечатление на солдатика, и он окончательно решил, что это его судьба. А когда мисс Балеринка не стала сопротивляться знакомству, посадила Хроменького на свой мотоцикл и увезла к себе домой, то солдатик решил, что отныне судьба его будет только такой и больше никакой другой не будет.

Вечером второго выходного дня, когда кончилась увольнительная, всех солдатиков построили и пересчитали, но одного, двадцать пятого, не досчитались. Стали ругаться, нервничать, срочно заставлять вернувшихся солдатиков выполнять немыслимые задания, но потом всё-таки отправили всех чугунных братьев спать в тёмную сырую казарму, а сами задумали найти двадцать пятого и навсегда испортить ему жизнь.

Хроменькому же в это время было не до товарищей по казарме. Ему было не оторваться от своей танцовщицы. Она по-прежнему была чудо как хороша и так же ловко тянула вверх ножку.

- Вот мудак! – ближе к полночи, проворочавшись в пустую на своей койке, проворчал старшина по кличке Тролль. – Устрою я тебе, паря, жизнь, дай только найти тебя!

Утром, когда жизнь в воинских частях уже давно закипела, а у мисс Балеринки как раз начинался здоровый сон, в дверь к танцовщице позвонили.

То ли это были проделки злобного Тролля, то ли так хорошо и оперативно работали оборонные органы страны, но, только, глянув в дверной глазок, мисс Балеринка увидела, искажённые выпуклым стеклом глазка, лица двух серьёзных военных.

- Сматывайся, дружок! – только и успела шепнуть танцовщица, как Хроменький, без лишних слов, уже выпрыгнул из окна в комнате, прижимая к голому торсу свою одежду.

Не пугайтесь, танцовщица снимала квартиру на первом этаже.

Минуты не прошло, Хроменький уже подбегал к автобусной остановке в штанах и кроссовках, застёгивая на бегу рубашку.

Отвязавшись от визитёров, танцовщица выбежала во двор и оббегала весь район в поисках друга, но, увы, Хроменького нигде не было. Он исчез.

Когда Хроменький вышел на кольце из автобуса с неба повалила вода. Сильнейший летний ливень обрушился на землю. По улице расползлись широкие лужи, потекли быстрые ручьи. Хроменький сидел на скамейке под крышей остановки и с тоской смотрел на пузырящийся асфальт.

Дождь кончился быстро, почти так же, как и начался и Хроменький побрёл по лужам в неизвестном направлении. Под ногами бурлили мутные ручьи. Ещё бы им не бурлить – такой поток воды вылился на землю!

«Если бы моя красавица была со мной!» - с тоской подумал Хроменький. Решилось почему-то солдатику, что с танцовщицей ему всё было бы нипочём.

Так он брёл, мечтал о красавице, вспоминал последние сцены из ликующего прошлого и сам не заметил, как ушёл куда-то очень далеко от города в совершенно незнакомое место.

«Где же это я?» - только и успел подумать Хроменький, очнувшись и оглядевшись по сторонам, как откуда ни возьмись выскочила огромная серая крыса.

- Стой! – заорала крыса. – Ну-ка покажи паспорт!

Солдатик очень испугался и дал дёру, тем более что паспорта-то у него как раз и не было. А крыса погналась за солдатиком, потому что крысе нужно было выполнять план по проверке паспортов и доставке в отделение сомнительных граждан.

Только крыса была плотного телосложения и много курила, поэтому, хоть солдатик и был хромым, а крысе было его не догнать. Не пробежав и километра, красная, злая и потная крыса прекратила преследование, зло сплюнула и с трудом поползла в обратном направлении, очень тяжело дыша.

Солдатик же добежал до речки, нашёл там дырявую перевёрнутую лодку, забрался под неё со страху и остался там до утра.

Утром опять пошёл дождь и солдатик просидел очень долгое время под лодкой, забравшись в самый неудобный для себя угол, потому что по всей остальной части лодки находились пробоины, и из них бодро лилась дождевая вода.

Когда же дождь кончился, солдатик с удовольствием выполз из-под укрытия, с наслаждением потянулся и побрёл искать более подходящее укрытие от непогоды, чтобы там спокойно обсохнуть и обдумать дальнейший план действий.

«Вот если бы моя девочка тут была!» - опять замечтался солдат, вспомнив брошку, соединяющую белоснежные чашечки и высоко поднятую ножку. И пока мечтал, добрёл до заброшенного сарая, который был весь в щелях, но с хорошей крышей. Там и расположился Хроменький на обсушку и обмозговывание.

К вечеру стало солдатика знобить и начала беднягу мучить жажда, а всю ночь солдатику мерещилось, что он сидит в брюхе гигантской рыбы. И внутри этой рыбы очень отвратительно сидеть: там пахнет гнилью, болотом, тухлыми кишками! Ещё там жарко, темно и тесно! Никогда не запихивайтесь в брюхо гигантской рыбы!

Очень долгое время провёл Хроменький в животе этой твари. Пока однажды не засветил солдатику в глаз яркий свет. Тогда солдатик открыл глаза и увидел, что сквозь щель в двери пробивается к нему в сарай солнечный луч, и что он больше не в брюхе вонючей рыбы, а на свободе, и хоть тело ощущается вяло, а уже не тесно, не жарко, и не муторно существовать.

В связи со всеми этими ощущениями нахлынул на солдатика большой прилив оптимизма.

И тогда солдатик поднялся, не без труда, конечно, подумал: «Ай, была - не была!» и пошёл к своей красавице, потому что решил, что больше ничего для счастья ему и не надо.

Но пошёл не домой, а в клуб. Решил, что там безопаснее.

Пришёл, сел за свой столик в уголочке и стал, не отрываясь, смотреть на сцену – там как раз его красавица извивалась. «Да, это то, что нужно для счастья!» – почти с порога убедился солдатик.

И красавица тоже заметила Хроменького, почему-то обрадовалась, спустилась со сцены и пошла к нему по залу, виляя бёдрами. Все присутствующие в зале приподнялись со своих мест, дыхание попридержали – думали, к кому же подойдёт для индивидуального танца красотка? А она всех миновала и к самому неприглядному подсаживается на стол, обвивает его своим шарфиком и завлекательные движения демонстрирует. Потом – чпок! – брошку расстёгивает и в руку солдатику кладёт! Само собой, вместе с расстёгнутой брошкой чпокает и всё остальное. Все обалдевают, потому что понятно, что за такое действо под резинку засовываются не малые деньги, а всем собравшимся очевидно, что у такого хмыря этих денег нет. Танцовщица же, как чувство алчности потеряла, всё продолжает и продолжает свои танцы – шманцы: Хроменькому на великую радость...

И вот надо же так случится, что именно в этот вечер в клубе этом культурно отдыхал с друзьями Тролль. Как только красавица засветила счастливчика перед собравшейся в клубе общественностью, так сразу Тролль и признал в счастливчике беглеца, из-за которого Троллю в последнее время пришлось столько нервов своих и солдатских попортить.

Подговорил Тролль своих друзей, и повязали они солдатика. А потом и сдали по месту назначения, очень рассчитывая хотя бы на дополнительное увольнение вне очереди. «Добро пожаловать в пекло!» - зло сказал Тролль солдатику, сдавая того «куда следует».

И не обманул Тролль. Суровые дни наступили для солдатика. «Уж лучше бы я помер в сарае!» - частенько думал солдатик, жарясь в «пекле».

Одна единственная приятность была у солдатика за всё это жаркое времечко - брошь танцовщицы, которую он всегда носил с собой и часто мечтал, гладя, как брошка переливается на ладони.

Что было дальше с солдатиком – не известно. Не известно и как дальше складывалась жизнь танцовщицы. Боюсь, что больше солдатик так и не встретился со своей красавицей. Но могу смело предположить, что брошь танцовщицы долго ещё хранилась у солдатика где-то «под рукой», часто доставалась на свет и вызывала массу самых - самых приятных эмоций...

Вот и всё...

27 сентября 2004 года, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru