Huh / Сказки / «Серебряное копытце»
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

«Серебряное копытце»

Спасибо П. Бажову

- Ильюшка, ну-кась глянь: не скоммуниздили там нашу подковку? Чего-то мне тревожно сегодня прямо с утра, - раздражённо обратился директор фирмы «Серебряное копытце» к своему помощнику.

Просто на двери, ведущей в приёмную директора фирмы, висит посеребренная подковка: во-первых - на счастье, во-вторых – являясь символом фирмы. Или наоборот: первым делом, как эмблема, вторым делом – на расположение фортуны.


И, чтобы совсем всё было понятно, то необходимо ещё указать, что фирма «Серебряное копытце» занимается некоторой деятельностью, связанной с четырьмя видами полудрагоценных камней, а именно: покупка камней в практически полезно-ископаемом виде, обработка этих камней до сверкающего состояния, и продажа их организациям делающим из этих камней украшения.

Вот и всё, что необходимо знать про фирму «Серебряное копытце». Что касается делопроизводства, то никаких других подробностей для полноты картины знать не надо.


Сегодня у директора этой фирмы с самого раннего утра «пошаливало сердчишко». Ему было неуютно, неловко, не с руки и не в своей тарелке. Всё что-то куда-то тянуло, что-то мерещилось, представлялось и необоснованно тревожилось. В данный момент он внезапно ощутил прилив крови к вискам, покраснел, взмок и решил, что украли подковку.

Расторопный помощник тут же хлопнул дверью и моментально сообщил, что подковка, как и табличка под ней, на месте и причин для беспокойства никаких нет.

«Тааак, - подумал директор фирмы, постучав ручкой с золочёным пером по своему столу. – А чего ж тогда сп*здили?»...

Подумал и занял себя обдумыванием вопроса: что же всё-таки могло быть украдено, ведь не зря же его так мучит эта воровская неопределённость. Что-то должно быть утянуто, иначе не может и быть! – примерно с таким настроением переливалась по сосудам нервная кровь директора фирмы «Серебряное копытце» в этот день.

В общем-то, пусть он себе сидит и думает; потеет, стучит ручкой по столу, поправляет постоянно воротник на рубашке и гоняет своего помощника проверять наличие ручек на дверях и кнопок в пульте сигнализации. Пусть. Оставим его. Наше пристальное внимание может ещё хуже сказаться на вегетативно – сосудистом устройстве бедного директора фирмы «Серебряное копытце» и тогда ему не поможет ни тридцать капель «Корвалола», ни ментоловый леденец, ни сорок грамм коньяку, ни ослабление воротничка, ни массаж груди. Ничего ему тогда не поможет, и он пойдёт и сам сорвёт с двери своей приёмной злосчастную посеребрённую подковку, чтобы тревога не была такой уж необоснованной.

Пойдёмте, есть и другие герои в этой сказке...


Живёт в нашем районе одна бабуся, под названием баба Кока. Бог его знает, почему у неё такое название: может это связано с фамилией, может с именем, может буржуйский газированный напиток бабуся очень уважает – не известно, но называют её так все и уже очень давно.

Семьи у бабы Коки уже давно никакой не видно – все разъехались да и позабыли старушку, и поэтому бабуся часто ходит и жалуется соседям – мол, забыли все её и покинули, никому она теперь не нужна: ни позвонят, ни заедут, ни внучка не покажут, ни внученьку.

- А ты кошку себе заведи! – советуют соседи бабусе.

- Ещё чего! – возмущается бабуся. – Никаких кошек! Не люблю я их!

- Ну, тогда собачку, - говорят соседи. – С ней гулять будешь - авось, поздоровеешь, да на жалобы времени не будет!

- Тьфу на вас! – говорит бабуся соседям и уходит от них до следующего раза.


Но вот однажды бабусе этой очень крупно повезло. Приехала к ней в гости дочка со своим новым ухажёром, с сыном, то бишь, с внучком бабы Коки, и с кошкой. Посидела дочка у бабы Коки тридцать минут, поболтала ногой в расписной колготке, а потом взяла ухажёра и укатила, оставив сына, то бишь внука, и его кошку бабе Коке.

- Ты ополоумела никак! – как только начались эти тридцать минут, стала кричать баба Кока. – Ты ж мать!

- И чего теперь? – отбрехнулась дочь. – Никакой личной жизни?

- Да уж с энтим-то у тебя никогда не было дефициту! Тьфу на тебя!

- Вот то-то и оно, что «никогда» и «не было»! – взвизгнула дочь. – Мне устраиваться надо! Как только будет понадёжнее да постабильнее, я сразу за ним приеду! Сейчас и отношения у нас неопределённые какие-то и на деньги мы крупно попали – всё как-то неладно! Ну, мам, ну пойми меня...ну, маааам...

- Господи прости, и куда он мне? Вон уже здоровый какой, а у меня комната одна! Ещё и кошак этот облезлый! Если б внученьку ещё, я б взяла – хоть помощь по дому, да к делу своему я б её приучила. А этот что? Что я ему теперь - компьюктеры должна покупать?

- Ну, извини, что не внученька! – взбеленилась дочь. - Мам, ты думай, что говоришь! Это внук твой! ТВОЙ РОД-НОЙ ВНУК! Совсем уже обнозепамилась! Ладно, некогда мне уже, ехать надо срочно на вокзал! Пошли, Гоша!

Вот так. Поговорили и разошлись. Дочь улетела ветром в поле, а баба Кока, десятилетний Димочка и Мурка остались сидеть в комнате: баба Кока на стуле, Димочка на своём чемодане, Мурка на руках Димочки.

- Вот и здрасьте вам через коромысло, - вздохнула баба Кока и строго посмотрела на Димочку. – Давай, что ли, раскидывай своё чумоданище – посмотрим, чего там у тебя есть-то!


- Ох, и нелегко ему там жилось, - говорила спустя несколько дней баба Кока соседям. – Ох, намаялся малец! У него и вещичек-то с собой было: трусишки одни, носочков пара, да свитерок. Ай, ещё штанцы: спортивные и эти, как их там – джин-ца! Всё!

Соседи сочувственно кивали головами.

- Забитый он какой-то у ней, - продолжала баба Кока. – А и не мудрено! Отец егойный как ушёл, она ж всё приводит и приводит в дом - кого не попадя. Уж лет десять, почитай! Два месяца поживёт – и «катись колбаской по малой Спасской»! А где там за два месяца учухаешь – нормальный он или бандюган какой? Энтот вот последний – чистый урка! И всё ж при ребёнке выясняется!

Соседи охали и ахали.

- А тощенький-то какой! Это ж концлагерь, прости меня господи! Чем, спрашиваю, кормила-то тебя мать? «Кириешками» да фисташками, говорит... Тьфу на неё! Ни к каше не приучен, ни супу не знает - до чего ж непутёвые!...

- Ну, ничего – ничего, - говорили соседи. – У тебя откушается да и отморозится! Считай, повезло мальцу!

- То-то и оно, что откушается. Втюхаю в него все свои сбережения, а толку – чуть! Ещё и кошак энтот шелудивый! Тьфу на них!

Так почти каждый день жаловалась бабуся своим соседям. Забот у неё поприбавилось, но на жалобы время осталось, хотя, через пару недель она привыкла очень к внуку и привязалась. И внук перестал дичиться вездесущей бабушки. И стали они потихоньку приживаться.


Теперь самое время уточнить, что за дело такое «своё» было у бабы Коки, к которому она приучила бы внученьку, но никак не могла приучить внучка, и какое отношение ко всему этому имеет директор фирмы «Серебряное копытце».

Всё как нельзя просто: баба Кока, вообще-то повариха была всю жизнь, и теперь она каждый день ходила на пару часов в фирму «Серебряное копытце» и кормила тамошних сотрудников обедом собственного приготовления. Заработок не ахти какой великий, но можно на него хлеб кушать с колбасой и даже внука этим хлебом кормить.

Всю жизнь баба Кока гордилась своим предназначением. Гордилась и сейчас, даже молодела, когда порции по тарелкам раскладывала.

Всю жизнь также мечтала, что дочку приобщит к этому делу и будет у неё в семье потомственная повариха. Дочка не приобщилась.

Тогда баба Кока мечтала приобщить к этому делу дочку старшего сына. Та тоже не приобщилась.

Ну, а потом уже и приобщать было некого.

Теперь вон есть у бабы Коки непутёвый малец да его кошка. Один всё телевизор смотрит, другая всё крутится под ногами да жрать просит – кого тут к поварскому делу приобщать? Тьфу на них!

Зато, мы теперь знаем, какая связь между бабой Кокой и вышеупомянутой фирмой.


- Бабуль, а куда ты каждый день ходишь? – спросил как-то Димочка у бабуси.

- В контору хожу! – гордо ответила бабушка.

- А чего за контора?

- «Серебряное копытце»!

- Это как?

- Чего как? Название такое!

- А чего она делает?

- Там каменья всякие драгоценные обрабатывают, чтобы их потом в серёжки, в колечки вставлять.

Баба Кока была мастерица интересно рассказывать. Вот и тут она как начала про всякие чудеса обработки камней да блеск этих камней в серьгах рассказывать, так и не остановить её стало. А внук только рот всё шире и шире открывает, слушая бабушку – видно, что цепляет его за живое такой восхитительный драгоценный рассказ.

- Прям вот сверкать начинают? – переспрашивал в десятый раз внук.

- Ну а то ж!

- И ты видела, как начинают сверкать? - не унимался внук.

- Тьфу непутёвый какой! А как же! – ловко преувеличивала баба Кока (на самом-то деле процесса обработки она никогда не видела, но рассказать красочно о нём могла кому угодно, как и обо всём другом могла).

- А тебе дают камушков?

- Нет, мне камушков не давали пока.

- А дадут?

- Да чего привязался, непутёвый?! Откель я знаю, мож и дадут когда-нибудь...

Но внука уже очень сильно интересовало всё, что связано было с «Серебряным копытцем» и драгоценными камнями, и неопределённые ответы его теперь не удовлетворяли. Всё больше и больше увлекала эта тема Димочку, и каждый день Димочка расспрашивал у бабушки про «контору».

- Баб, а директор там кто?

- Козёл там директор! – отвечала баба Кока (сегодня сцепилась с директором, потому что вопросы дурацкие тот задаёт, а у бабушки настроение плохое).

- Настоящий? – удивлялся мальчик.

- Самый что ни наесть! Стукнет копытом – и подавай ему всё, чего душе его треба! А ему завсегда рожна одного только и треба! «Чего это у Вас в меню никогда нет салата из морепродуктов, дорогая Клавдия Герасимовна?»... Дурной какой-то! Тьфу на них!

- Значит, камушков не даст?

- Ты-то меня не серди, ради бога! Свинёнок какой! Чего тебе эти камни? Заладил целыми днями одну и ту же песню!...

Но Димочка не унимался. У него такая черта была в характере – коли чего ему покажется достойным внимания, то он не успокоится, пока не докопается до самой сути.


- Ба, а возьми меня с собой туда? – в следующий раз пристал к бабусе Димочка.

- Это ещё для чего? – удивилась бабушка.

- Я хочу.

- Ишь ты! Мало ли кто чего хочет!

- Ну, возьми! Я тебе помогать буду!

- Чегой ты мне помогать-то будешь? Какая с тебя помощь?

- Готовить и таскать! Всё буду делать! Ба, ну возьми меня с собой!

- Эка тебя! Поварёнком, что ль, хочешь? – обрадовалась и потеплела баба Кока.

- Ага! Хочу поварёнком! – слукавил Димочка.

- Ну что ты будешь делать! – ещё больше обрадовалась бабуся. – А и пошли! Вдруг и правда толк с тебя какой выйдет!

По дороге к конторе баба Кока всем встречающимся знакомым с гордостью и огромной радостью рассказывала, что ведёт вот любимого внучка к работе приучать. Мол, захотел, внучонок поварёнком стать и теперь есть кому продолжить бабушкино дело. Внучок тоже сиял от счастья – теперь он увидит своими глазами «Серебряное копытце» и постарается выклянчить у директора камушков.


Директор в тот день принял мальчика ласково вопросом: «Что это у нас тут за работник такой объявился?», на просьбу мальчика показать процесс обработки камней директор незамедлительно откликнулся и даже с очень добродушной улыбкой на лице, но вот на просьбу подарить камешков ответил отказом.

- Почему? – спросил Димочка.

- Не могу! – разводя руками, доверительно сообщил Димочке директор.

- Вы же директор! Вам только копытом стукнуть!

- Какой развитой мальчуган! – улыбнувшись и потрепав Димочку по плечу, сказал директор. – Нет, мой хороший, у нас тут всё сочтено и записано, я никак не могу найти для тебя лишнего камня.

- А если завалится куда-нибудь в уголок, тогда как? – настаивал на продолжении темы смышлёный мальчуган.

- Тогда искать надо!

- И всегда находите?

- Не знаю, не искал. Погрешности всякие, конечно, бывают, как и в любом деле, но допустимые.

- Понятно. А можно, я поищу и если найду, то возьму камешек себе?

- Нет.

- Почему?

- Во-первых, ни в коем случае нельзя мешать работе мастеров, а во-вторых, если найдёшь, то надо его вернуть – это же очень дорогой камешек.

- Сколько стоит?

- Очень и очень много! И платил за него я!

- Понятно. А у меня есть кошка.

- Везёт тебе.

- У Вас нету кошки?

- Нет, у меня кошки нету, - ответил директор, поворачивая к выходу из мастерской и выталкивая оттуда Димочку. - Ну, пойдём уже отсюда.

- Хотите, я покажу Вам свою кошку?

- А как же! Очень сильно хочу! – чересчур громко воскликнул директор и добавил рассеянно, проверяя свои карманы: - Так хочу, что даже не помню, куда дел ключи от кабинета...

- Вы их возле бабули оставили. Я Вам завтра её принесу.

- Кого? – удивился директор.

- Кошку.

- Давай потом как-нибудь с кошкой? У меня завтра дел очень много!

- Хорошо. Тогда в пятницу.

- Ну, давай в пятницу, - невольно улыбнувшись, согласился директор. – Какой развитой мальчуган!


Вот в пятницу как раз-то и случился с директором фирмы «Серебряное копытце» приступ вегетативно – сосудистый по кардиальному типу.

Как мы его оставили, так он и сидит у себя в кабинете. Так и дёргает себя за ворот, так и стучит перьевой ручкой по столу. Всё вокруг кажется директору неприятным, некоторые моменты кажутся даже отвратительными...

...Например, вот этот приставучий мальчуган, появившийся в дверях кабинета. Не просто мальчуган, а мальчуган с кошкой на руках - что может быть неприятнее такого явления в такой день?

- Вот - это Мурка! – гордо заявляет мальчик, поднимая кошку обеими руками до уровня своей головы, от чего кошка сильно растягивается в длину, становится похожа на чулок, туго набитый тряпьём, и директору сразу становится понятно, что ему показывают действительно Мурку, а не Мурзика.

- Вижу, - недовольно бурчит директор. – Послушай, Дима... у меня сейчас...

И пока директор подбирал нужные, очень добродушные и «детские», слова для отсылания Димочки, Мурка вырвалась из рук мальчика, пробежала стремительно несколько метров между собеседниками и прыгнула прямо на стол к директору. Прыгнула и сразу начала припадать своей плоской большой головой к руке начальника, натирая его руку то одним своим ухом, то другим.

- Чего это с ней? – опешив, спросил директор.

- Хочет познакомиться. Погладьте её!

- Хорошая киса, хорошая, - начал неловко знакомиться с кошкой директор.

Мурка же в процессе знакомства перебралась к директору на грудь, уткнулась мордой в левую его подмышку и отчаянно громко заурчала.

- Хорошая киса, хорошая, - продолжал своё знакомство с кошкой директор, интенсивно поглаживая мягкую шкурку. – Киса хорошая...

Не прошло и получаса, как директор почувствовал, что его больше не раздражает этот мир, что нету больше приливов, потливости, раздражения, а всё улеглось, утряслось и поменяло свою окраску.

Но как только директор почувствовал успокоение и ощутил некоторый комфорт своего пребывания в мире, Димочка, докучавший директору все эти полчаса вопросами о случайно ненайденных камушках, спохватился, протянул свои ручонки к кошке и сказал:

- Ну ладно, нам пора! Иди сюда, Мурка.

- Погоди, Дима, - встрепенувшись, попросил директор. – Эээ... А ты не мог бы оставить мне Мурку до вечера?

- Понравилась? – хитро спросил мальчик.

- Очень! – искренне ответил директор.

- А Вы мне камушек дадите? – ещё более хитро поинтересовался смышлёный мальчуган.

- Увы, камушка-то я тебе, как раз, и не дам, - грустно ответил директор, но потом вдруг просиял. - Но! У меня есть кое-чего получше!

- Чего это? – заинтересовался мальчик.

Директор сунул Димочке кошку, вскочил с места, пронёсся в приёмную и через минуту вернулся оттуда с большой блестящей подковкой в руках.

- Вот! Подкова!

- Настоящая? – деловито спросил мальчуган.

- Посеребрённая! – торжественно ответил директор.

- Ух, ты! – восхитился Димочка. – Это лучше камушка!

- Ещё бы! – подхватил директор. – И на счастье, к тому же!

Димочка выпустил кошку на стол, выхватил из рук директора подковку и уставился на неё ненасытным взглядом.

- Надо же: с рисунком, с пупырышками! – водя пальцем по подковке, восторгался Димочка. - А знаете чего?

- Чего?

- Берите совсем себе Мурку! За такую штуку – не жалко!

И Димочка побежал со скоростью света к бабушке, чтобы похвастаться и чтобы директор не успел отобрать обратно такое сокровище.


Бабушка, осмотрев дома подковку, решила, что внучек не пропадёт. А когда узнала, что и кошки больше не будет в доме, то решила, что от внука, пожалуй, будет много пользы в жизни.

Так оно и получится. Внук вырастет и станет крутым бизнесменом – продаст кого угодно и что угодно за то, что ему сейчас необходимо или за хорошую сумму наличными. А серебряная подковка будет висеть у Дмитрия Олеговича в кабинете над рабочим столом в качестве символа успешности.


Сейчас же пока Димочка целыми днями любуется на своё посеребрённое сокровище или играет в него.

А директор фирмы «Серебряное копытце» ни дома, ни на работе не расстаётся со своей любимой кошкой Муркой, которая, по мнению директора, не только приносит удачу директору и его фирме, но и заряжает директора бодростью, энергией и здоровьем на целый день!

И теперь поводов бить копытом у директора намного меньше. По крайней мере, больше никто и никогда не слышал, чтобы директору что-то эдакое мерещилось или же он желал бы какого-то несуществующего рожна...

15 октября 2004 год, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru