Huh / Сказки / «Подснежники»
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

«Подснежники»

Это, в общем, С.Я. Маршак однажды рассказал людям одну славянскую сказку, а Фане, как обычно, делать больше нечего...

Знаешь ли ты, читатель, сколько в твоей стране влиятельных толстосумов и заправляющих чем-либо «денежных мешков»?

Правильно: до и больше!


А сколько среди них «людей шоу-бизнеса»?

Совершенно верно: примерно столько же.


А братьев Воротиловых ты знаешь?

Ещё бы! Любой человек, умеющий смотреть телевизор, знает братьев Воротиловых!


А как их зовут, помнишь?

Эээ... Яков, Фёдор, Марк, Андрон, Макар, Илья, Юлий, Арсений, Савелий, Олег, Никитушка и Данила.


Двенадцать братьев Воротиловых. Это каждый школьник начального курса обучения знает - из первых своих уроков «Ознакомления с окружающим миром».

Они-то, братья эти, и заправляют всем тем, что тебя окружает. Вот всё то, про что ты, дорогой читатель, когда-либо говорил: «Хм, а это прикольно!» или: «Дебилизм какой-то!» - это всё они: двенадцать братьев Воротиловых из шоу, мать его, бизнеса.

Только один брат отпустит твои мозги и перестанет их засорять своими проектами, как тут же другой ловко берётся за тебя, и ты уже ходишь и напеваешь доставучую мелодию целыми днями. Или вообще все братья разом потрошат твой интеллект или усугубляют отсутствие оного. И ни разу ещё так не было, чтобы один брат тебя отпустил, а другой бы за тебя не взялся. Ты, может, и не догадываешься об этом, а они крепко держат тебя в своих семейных руках.

Братья эти очень богаты идеями (помимо прочих богатств) и никогда не устают идеями этими в тебя кидаться. А, вообще-то, до тебя им, дорогой читатель, нету никакого дела. Живут они и без тебя хорошо: творчески, сыто – вот и славно.

Однако люди рассказывают, что в одной стране Буравии однажды все двенадцать братьев обратили своё внимание на одну обыкновенную школьницу. Можно даже сказать, пришли ей на помощь или, по крайней мере, не мешали друг дружке этой школьнице помогать...

Как же это случилось?

А вот как...


В одном спальном районе жила тётенька. По всей видимости, не очень добрая, не очень щедрая и не очень умная. Жила она с родной дочкой и с падчерицей (все мужики быстро сживались со свету этой тётенькой).

Дочку свою тётенька очень любила, а падчерицу любила ещё больше: что ни делала тётенька в своей жизни – всё было на благо падчерицы, чтобы той потом легче было идти по трудному жизненному пути.

Дочка любила поспать, поесть, песен попеть, а падчерица любила стирать бельё, мыть полы, готовить обеды, зашивать чужие колготки и ходить по магазинам.

Дочка знала наизусть все сериалы, все популярные песни, всех исполнителей этих песен в лицо и подробности из скандальной личной жизни всех знаменитых людей. А падчерица не очень-то и знала всё вышеперечисленное. Но, зато, и в лютый мороз, и в отмеченную собаками слякоть, и в жаркие деньки и в промозглый туман падчерица частенько гонялась по магазинам и по рынкам города в поисках подходящих дешёвых товаров и, может быть, поэтому её как-то прямо на улице пригласили на одно популярное ток-шоу.

Сходила туда падчерица, посидела в последнем ряду, похлопала, посмотрела на нарядных людей, на процесс съёмок и ушла, получив картинку с изображением и автографами одной очень популярной музыкальной группы, которая тоже была на этом шоу.

Вскоре и забыла падчерица про это дело, задавленная любимыми домашними заботами. Но не забыла об этом родная дочка тётеньки – каждый день исправно точила зуб об свою сестричку.

Наступила самая мерзкая осенняя пора. Не та, которую воспевают в художественных шедеврах, а такая, про которую и выть-то не охота, а уж петь тем паче. Пусто. Голо. Сыро. Холодно. Ветрено. Грязно. Серо. Сонно. - Хоть и не выходи на улицу вовсе.

Люди сидели в своих квартирках и грелись у экранов телевизоров.

Вот в такую-то природную мерзопакость тётечка и заявила падчерице, глядя в волшебный ящик на праздничный концерт, посвящённый Дню Органов Правопорядка:

- Взяла бы ты, да и привела бы к доченьке на день рождения группу вон эту, как их там?

- «Подснежники»! – восторженно воскликнула доченька. – Да! Сеструччо, приведи ко мне на праздник «Подснежников»! Обожаю их!

Посмотрела падчерица на родственниц – шутят они или вправду рехнулись? Как она им приведёт популярнейшую в стране группу на день рождения?

А сестрица ей говорит:

- Ты же была на шоу с ними, а я нет! Тебе, что, для сестры не сделать подарок, что ли?

- Да уж, - поддакивает мать. – Сама там развлекалась, как могла, а даже не смыслит ни черта в этих делах!... Тут вон девочка ночами рыдает под их песни! У тебя теперь там знакомства, связи – вот и постарайся!

- Какие у меня связи-то? Вы чего?

- И не пререкайся! Не хочу ничего слышать! Всё в твоих руках!

(Это были две самые любимые фразы тётеньки: «Всё в твоих руках!» и «Каждый сам кузнец своего счастья!»)...

Поплакала немного падчерица, но потом умылась, накрасилась, оделась в свой лучший костюм и пошла за «Подснежниками».

Ветер дождём глаза заливает, дорога грязью задники брюк обрызгивает, а падчерица стоит на трамвайной остановке и ждёт трамвая, мечтая хотя бы до метро добраться, чтобы до нижнего белья не промокнуть.


Вот и Дом Шоу-бизнеса. Огромный, мрачный, неприветливый, как и погода вокруг него – того и гляди – навалится на бедную школьницу и разотрёт в порошок.

Постояла девочка поодаль, посмотрела на здание, поднакопила смелости, вздохнула и пошла вовнутрь, как бы действуя напролом.

- Ты куда это? – грубо прервал решимость девочки охранник.

- Я? Я на огонёк! – незамысловато выкрутилась девочка, выпалив охраннику первое, что пришло в голову.

- На какой огонёк?

- На обычный «Голубой огонёк»! Это же тут его разводят?

- Ну, тут, - зевая, ответил охранник. – Тебе-то что?

- А я приглашена! Вот, смотрите!

И девочка достала из кармана заветную бумажку – то единственное, что было у неё причастное к шоу-бизнесу. Бумажку, на которой пестрили разноцветными костюмами участницы группы «Подснежники» и на которой красовались их красивые витиеватые подписи. Помахала быстренько документиком перед носом охранника и очень быстренько убрала драгоценный документик обратно в карман.

- И чего это было? – лениво спросил охранник, будто бы и не впечатляет его вовсе, что у кого-то есть бумажка с росчерками поп-див.

- Это приглашение от группы «Подснежники». Звали меня на «Голубой огонёк» они!

- Угу, - опять зевнул охранник. – Меня Джексон тоже к себе зовёт всё время. Бумажками заваливает вот такими же, но я не еду. Педофилов боюсь. Тебя до выхода проводить?

- Нет, я не уйду отсюда. Мне сейчас или на «Голубой огонёк» или в петлю. Третьего варианта у меня, увы, нет, - серьёзно ответила девочка очень убедительным голосом, проникновенно глядя охраннику в глаза.

- Неплохо, - оценил перспективу охранник. – Жди тогда здесь, сейчас выясню всё.

- Слышь, Петрович, - обратился охранник к Петровичу (Петрович - это такой человек, который всегда за всё везде отвечает), - тут девчонка какая-то на вахте ждёт, говорит, её подснежинки звали на огонёк. Пускать?

- Уйди отсюда! – на бегу прокричал охраннику Петрович, - не до тебя совсем!

- Так пускать подружку-то?

- Пускай подружку и уйди уже отсюда!

Пришла девочка на огонёк и замерла от удивления. Красота в павильоне, как в сказке: пушистые ёлки в снегу, яркие звёзды в небе. Всё кругом сияет и переливается. Посреди павильона горит огромный якобы костёр, и вокруг него сидят мужики в костюмах Дедов Морозов и Санта Клаусов. Сидят и неправдоподобно как-то беседуют: стихами, что ли...

Смотрит на них девочка и думает: кто же они такие? На певцов будто не похожи, на актёров ещё того меньше: вон играют как плохо и лица такие – с большим чувством собственного над всеми превосходства.

Стала девочка их считать, насчитала двенадцать: три совсем старые какие-то, три обычные такие мужики, а последние трое в самый раз – подходящие молодые люди.

Молодые в костюмах Санта Клаусов и поближе к костру сидят, а постарше – Деды Морозы и подальше от костра держатся, даже, вроде как, щурятся на него как-то недовольно.

Вдруг один из «стариков» - бровастый, бородатый, обернулся и поглядел в ту сторону, где стояла девочка.

Испугалась девчушка, хотела, было, припустить наутёк, да опоздала с реакцией. Спрашивает её «старик» грохочущим голосом на весь павильон:

- Тебе чего здесь нужно?

- Мне? «Подснежники», - просто ответила девочка.

- Мандюхи послезавтра снимаются! – прогремел «старик». – Иди, не мешай съёмке!... Погоди-ка! А ты, вообще-то, кто?

Тогда подошла девочка поближе к «костру» и рассказала всю свою печальную историю мужикам.

- Деловая какая колбаса! – возмутился «старик», выслушав девочку. – Ты там при входе на дверях видела табличку: «Помощь убогому населению»? Нет? Всё правильно! Там нет такой таблички, потому что тут никто этим не занимается! Можешь быть свободна, дитятко!...

Глаза девочки тут же наполнились нешуточными слезами.

- Ну, погоди ты наезжать, Яшка, - вмешался в ситуацию мужик из молодых. – Давай пригласим её с сестричкой на послезавтра? Пусть сиротки порадуются...

- Кобель чёртов! – рявкнул старик. – У тебя таких сироток в каждом павильоне по роте сидит! Да ещё полтораста штук страну гастролями атакует! Кастрировать тебя было бы проще, Маркуша!

- Да ладно тебе! Не убудет. Давай пригласим?

- Да пошёл ты! Договаривайся вон с Федькой! Отстань уже от меня со своим половым вопросом, - проворчал «старик».

- Чего со мной договариваться-то? – отреагировал другой «старик». - Надо баб – зови баб! Мне-то что?...

- Вот и чудненько! – обрадовался молодой. - Значит, слушай меня сюда, девочка... Ты приходишь сюда в пятницу с сестрёнкой и...

И молодой человек в костюме Санта Клауса, нежно поглаживая девочку по спинке, рассказал, как им с сестрой надо одеться, как причесаться в пятницу, куда подойти, к кому обратиться и как себя вести.

- Сестра-то у тебя такая же симпатишшшная? – напоследок спросил молодой человек.

- Ещё лучше! – заверила на радостях девочка Санта Клауса.

- Это приятно! Ну, бывай!


Домой девочка прилетела на крыльях счастья.

- Ну, что? – хором спросили девочку тётенька и её дочка. – Приедут к нам «Подснежники»?

Девочка только улыбнулась загадочно и достала из кармашка два билетика пригласительных.

- Это чего за бумаженции? – недовольно поинтересовалась дочурка тётеньки. – Билеты на концерт, что ли? На концерт я не попрусь! Мне в лом...

Тогда-то и рассказала девочка обо всём, что с ней приключилось. Слушают они и обе глаза от удивления всё сильнее и сильнее таращат – и верят и не верят. Надо же так просто – пойти в Дом Шоу-Бизнеса и повстречать там братьев Воротиловых в полном комплекте, да ещё и при съёмках «Голубого огонька»! Ну, а как не поверишь: вон они тут – билеты пригласительные на следующую съёмку и вид у падчерицы такой, что и не хочешь, а поверишь – видала она «восьмое чудо света»...

- Ты уж там, девонька моя, не теряйся! – стала сразу наставлять тётенька свою доченьку. – Это ж какой шанс! На камеры там почаще попадайся, проси, чтобы взяли тебя в «Бледные страсти» сниматься! Ты ж у меня и покраше многих будешь и артистка – хоть куда! Оденься, главное, поярче и всех поганок тамошних затмишь собою!

- Да уж ладно, ма, я поняла всё! – крикнула недовольно доченька, а сама сразу к шкафу. Так вот до пятницы и не отходила от шкафа и зеркала.


Павильон для съёмок доченьке сразу не понравился. По телевизору он выглядит лучше. Тут и народу ненарядного полно, и аппаратура весь вид портит, шума непраздничного полно, а песен и вовсе не слыхать. Одни сплошные рабочие моменты. Неинтересно так.

- Чего ж спутница твоя надутая такая? – спросил у падчерицы молодой человек, покровитель, подсев к девчачьему столику.

- Я не хочу тут сидеть на задворках с какими-то престарелыми трансвеститами! – предъявила претензию дочурка. – Я хочу вон там в центре сидеть с «Подснежниками»!

- Хе-хе, - усмехнулся молодой человек. – А ещё чего хочешь?

- Хочу, чтобы камера брала меня крупным планом! И потом, чтобы по телеку показывали...

- И ещё чего-нить? – очень вежливо поинтересовался молодой человек, делая вид, что запоминает требования.

- В сериале хочу сниматься!

- Клёвая какая! – восхитился молодой человек, указав на дочурку пальцем. – Ты откуда такую её притащила? – обратился молодой человек к падчерице. – Из Голливуда привезла?

- Моя сестра, - виновато улыбаясь, представила падчерица дочурку.

- Свезло, – согласился молодой человек. – Ну, ладно. Не переживай сильно. Пойду я дела делать. Может, ещё подойду к вам.

- Хорошо, - ответила девочка.

А в это время как раз «престарелый трансвестит», она же заслуженная артистка Буравии, исполняющая на «бис» вот уже шестьдесят лет подряд один и тот же шлягер, обидевшись на дочурку за ужасное прозвание, дошла до главного организатора всего этого пёстрого безобразия – до Якова Воротилова, и пожаловалась ему на сей ужасающий факт. И заявила, что если эту соплячку и дрянь не выставят из павильона, то заслуженная артистка устроит тут грандиозный скандалище, сорвёт съёмки и больше никогда ни на какие шоубизнесческие мероприятия не приедет, а будет сидеть дома и чувствовать себя обиженной.

Во избежание больших неприятностей главный организатор внял заявлению заслуженной артистки – приказал выгнать из павильона девицу, которую он, кстати, и не знал вовсе. А чтобы заслуженная совсем успокоилась и почувствовала себя вновь молодой и желанной, посадил за столик артистки музыкальную группу «Первоцветы», состоящую из пяти мальчиков привлекательной наружности (любимчиков братца Макара Воротилова).

Заслуженный «трансвестит» сразу приосанилась, приободрилась и начала с мальчиками кадриться, ничуть не мешая процессу съёмки.

И девочка хорошая, главная героиня этой сказки, осталась за тем же столиком. И подружилась с мальчиками-первоцветами. И за всё время съёмок ещё больше приглянулась девочка братцу Марку Воротилову. И стала с тех пор уже девочка хорошая неразлучна с шоу-бизнесом:

Везде, где только можно было показаться в новом платье, девочка показывалась. И везде, где только можно было блеснуть своими самыми незаурядными способностями, девочка способностями поблёскивала.

Про неё так и говорили люди: «Похоже, артисточка-то эта со всеми Воротиловыми знается!»

Ну, кто ж знает, как оно на самом-то деле было?... Такие подробности только прессе и известны...

26 сентября 2004 года, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru