Huh / Сказки / О дурацком берете
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

О дурацком берете

Скинулись как-то Волков, Андерсен, Перро и русский народ да наняли киллера, чтобы поквитаться с Фаней...
От только киллер сказки очень любил...

Виталик был очень стеснительный юноша. С детства. Но об этом никто не догадывался. Все думали, что в такой шапке, как у Виталика, может ходить только очень уверенный в себе человек.

Шапка, как шапка! Берет. Красный. Вельветовый. Из восьми треугольных клинышков. С чёрной пуговкой на темечке и с чёрным бархатным козырьком.

Старшая сестра сказала, что это «с ума можно сойти, как стильно»... Виталик привык верить старшим. Если им не верить, они, обычно, сильно, а то и больно, обижают. Может сестра и поиздевалась, конечно, но Виталик шапку носил и не чувствовал в ней дискомфорта.

С джинсами клёш, с ботами Микки Мауса да с индейской рубахой эта шапка была даже и не вызывающая совсем.

Мнения по поводу вида Виталика были разные. Думали про Виталика, что он иностранец, что он чокнутый, свободный художник, пидор, певец и музыкант, неординарная личность, шибко стильный, растаман или даже сын Джона Леннона и Йоко ОНО. Как видите, характеристики в большинстве своём неплохие.

Однако ближе к делу.

Попросила однажды Виталика родная бабушка, чтобы он приехал и сходил для неё в магазин, потому что у самой бабушки разболелись сильно ноги и – не встать было, ни лечь. Ни вздохнуть, ни....

Виталик не злобный был парень. Надо помочь бабушке, значит, надо помочь.

Приехал, и закрутило его. А помой-ка мне окна, внучик! А перебери-ка антресоли! А чего ж ты в магазине был, а маргарина не купил? Как не говорила? Ты меня не путай! А ну-ка марш обратно в магазин за маргарином! А где сырок глазированный? Что значит – не было указаний? Я тут даже слезу пустила – до чего сырка захотелось, а ты, тоже мне внучик – не можешь бабушке приятное сделать за бабушкины же деньги? А давай-ка - бельё постельное мне сменим и перестираем?! А ещё надо бы его теперь погладить, раз уж ты тут пока! И ещё вон ту кучу погладь, а то я теперь неизвестно когда встану, а бельё за три недели накопилось!

Виталик и носился по поручениям. Взмылился даже весь, а под шапкой и вовсе Ниагара брала своё начало. Но терпел. Не хамил, не наезжал. Раза три только молча фак показал да глянул сурово, но бабушка не знала, что означает комбинация пальцев руки, поэтому не осерчала.

Однако нашла всё-таки бабуля, чем достать Виталика. Как запричитала – силы, говорит, никакой нет терпеть эту боль! Ноги прямо лопаются! Сделай-ка мне, кровинушка, укол обезболивающий!

Вот тут-то Виталик и потерял дар речи. Мало того, что он был юноша с детства стеснительный, а это что значит? Это значит, что даже если бы Венера Милосская попросила бы Виталика кольнуть ей в попу шприцем, то Виталик бы очень сильно застеснялся бы, затушевался бы и, наверное, с трудом бы себя пересилил...

Ну а тут, прости господи, совсем даже и не Венера, и не Милосская, и ещё это всё называется «родной бабушкой»...

- Неее, - говорит Виталик. – Этого я, ба, делать не буду!

Бабушка и умоляла. И угрожала. И просила. И приказывала. И слезу пускала. Но Виталик был в этом отношении очень твёрд. Это, пожалуй, единственный был случай из жизни Виталика, когда б он проявил такую завидную твёрдость.

- Давай я, ба, позову кого-нить? Кто тут у тебя может смело иголки в живое вгонять?

- Не знаю я!!! – очень громко и сердито кричала бабушка. – Никто тут ничего не может! Все, как ты - хотят моей смерти! Вот сейчас встану, оденусь и пойду сама в поликлинику!!! По дороге помру, и будешь ты на своей совести бабушкину смерть носить!

- Ну ладно тебе! Не помирай пока, - миролюбиво попросил Виталик бабушку. – Давай я схожу в поликлинику и приведу тебе оттуда дохтура!?

- Не нужен мне теперь никто! – сначала гордо отрезала бабушка, а потом лик бабушкин в одну секунду прояснился и голос помягчел. – А и правда! Сходи-ка, Виталька, к ним! Пусть-ка поработают! Чего им деньги-то зазря платят, что ль?!

И Виталик пошёл в поликлинику.

По дороге купил себе пирожок с картофелем, но зачем-то вспомнил о последней просьбе бабушки и резко потерял аппетит. Пришлось скормить пирожок собачке бездомной.

Пришёл в поликлинику, сунул лицо в окошко регистратуры и увидал деваху. Симпатичную. Накрашенную смачно, но весьма и весьма привлекательную. Пришлось засмущаться и срочно морду из окошка вынимать...

...Потом ещё пришлось походить туда – сюда от гардероба до регистратуры минут пятнадцать, чтобы одолеть смущение...

И даже подумал Виталик – не пойти ли назад и не наврать ли бабке, что никого в поликлинике не было. Уже было пошёл к выходу, как вдруг в мозгу воскрес здоровый бабушкин зад, даже не в мозгу, а завис между дверьми поликлиники, и решение проблемы стало видеться только в одном – надо совать морду в окошко.

Сунул.

- Ну, чего тебе, Берет? – весело спросила деваха. – Карточку? Адрес говори и фамилию!

И Виталик сказал свой адрес и свою фамилию, но деваха очень удивилась и спросила:

- Ты уверен, что это наш район?

- Нет, не уверен, - ответил Виталик. – Вернее, это не ваш район.

- Тебе, вообще-то, чего надо, Берет? Ты куда шёл-то?

- К вам шёл, - заверил деваху Виталик.

- Ко мне?! – как-то сразу приосанилась деваха. – И чего же ты, Беретик, хотел? А?

Тут только Виталик и заметил, что на халате у девки висит табличка, на которой написано: «Ирина Вадимовна Волчонок» и ниже: «Регистратура».

- Волчонок! – выпалил Виталик. – В смысле, укольчик! Бабке! В зад!

- Ты себя хорошо чувствуешь, Берет? – ласково спросила девка, немного недоумевая.

- Нормально, - ответил Виталик.

И рассказал девке, путано и сбивчиво, зачем он пришёл. Самому Виталику показалось, что несёт он какую-то околесицу и что из его рассказа ни черта не понятно. Но девка поняла, о чём речь. И как только поняла, сразу сделала лицо губернатора края и заявила, что никто к бабке не пойдёт, потому что у них и так народу не хватает, чтобы бороться ежедневно с таким потоком желающих задарма оздоровиться! А уж ещё и ходить по квартирам и каждой старой дребездунье ставить горчичники да клизмы – это вовсе наглость со стороны Виталика.

Пришло время или сваливать в ту самую дверь, в которой всё ещё висел бабушкин зад, или второй раз в жизни проявлять настойчивость. Виталик выбрал второе. Стал усиленно уговаривать девушку и даже прослезился глазами маленько, от чего девушка подумала, что это большая редкость – такой любящий и заботливый внук. На самом деле, жалко Виталику больше было себя – зад-то всё ещё висит между дверей и с каждой минутой он становится всё ярче и явственнее.

Прошло минут двадцать и за спиной у Виталика образовалась могучая кучка пенсионеров, которая уже вовсю хаяла демократов за то, что те залезут, бывало, в окошко регистратуры по пояс и занимают его по три часа к ряду, модной жопой окружающим покачивая, и совсем даже не думают о том, что здесь люди ко врачам пришли, а не просто так, а пенсии у людей, между прочим, не барские!

И ещё у Виталика исчерпался запас слов и эпитетов для эффектных уговоров.

Но как раз по окончании этих двадцати минут Виталику и повезло. Девка сказала:

- Ладно! Говори - какой адрес у твоей бабули! Сама зайду через полчаса!

ЧПОК! Это радостно лопнул зад между дверей поликлиники! Удача! Удача! Девка к нам придёт сама!

И действительно! Через полчаса пришла. Ещё более накрашенная и причёсанная, чем в окошке регистратуры.

- Привет, Берет! Ну, где тут помирающая?

Виталик проводил девку в комнату. Девка вежливо с бабушкой пообщалась. Сделала бабушке обезболивающий укол или успокаивающий укол. В общем, бабушка сразу почти заснула, о чём возвестила соседей громким храпом. А девушка принялась за Виталика...

Уколов она ему не делала, но начала какие-то игрища странные. Повела Виталика на кухню и давай спрашивать:

- Кто это у нас такой красивый да в таком дурацком берете? – и снимает, главное, берет с Виталика.

- Кто это у нас такой фигуристый, а рубаху напялил размахаистую? – и рубаху снимает.

- Кто это у нас свою мужественность в штанах широченных спрятал? – хрясь - и расстёгивает штаны Виталику.

И пошло всё и поехало... Не успел Виталик опомниться, а он уж больше ни фига и не стеснительный... И на кухонном столе не стесняется!

Вот такая нехитрая история. И никакой нет в ней морали, потому что, вообще-то, сказка эта аморальная...

05 июля 2004 года, Фаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru