Huh / Сказки / Мега – Дашенька
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Мега – Дашенька

Ремейк одной нерусской ненародной сказки...

Всё началось с того, что одной одинокой женщине, которой было сильно далеко за двадцать, очень захотелось завести себе доченьку.

Так захотелось, что хоть ты тресни. Сидела эта женщина целыми днями на работе за своим облупившимся полированным столиком, смотрела на пыльную китайскую розу в углу помещения и мечтала – как было бы хорошо, если бы сейчас бутон этой розы открылся, а оттуда бы вылезла чудо – девочка!

Бутон открывался регулярно – девочки не выскакивали, да и слава богу, ибо с тех пор как женщина начала хотеть такой странности, бутон открывался раз двадцать, а столько девочек женщине было не по бюджетной зарплате.

Чего только женщина не делала, работая по направлению одочерения. И к врачу ходила. И к гадалке. И к колдунье. И к соседке. Но все они, как сговорившись, твердили одно и тоже – надо заводить мужика!

Вот ещё! Однажды у женщины был близкий контакт с одним таким потным козлом, и с тех пор женщина зареклась – больше таких экспериментов не проводить! Вот и сидела теперь, несчастная, и смотрела на китайскую розу в надежде и трепете.

Не подумайте только, что я вам решила рассказать коротенькую байку про набитую дуру, которая до девяноста лет дивилась на комнатное растение и ждала чуда чудного! Отнюдь. Остатки здравого смысла в женщине этой присутствовали, поэтому вот чего она сделала...

Продала дачу, доставшуюся ей от кого-то из родственников, за ненадобностью, и на вырученные денежки искусственно оплодотворилась. Между прочим, с девяносто восьми процентной гарантией!

Фу! Как неинтересно! – скажете вы. А где магия совокупления? Где волшебство наслаждений? Где чародейство экстаза? Где он, козёл этот душной, что так расстроил однажды бедную женщину?!

Увы! Не было ничего этого! Но вы не правы, думая, что искусственное осеменение – это нечто совсем уж неинтересное... Есть и в этом радости жизни... Особенно для специалистов – оплодотворяльщиков! Сколько они, учёные эти, работали над тем, чтобы обмануть человеческие позывы да инстинкты! И вот на тебе!

Вот женщина наша и воспользовалась новейшими достижениями медицинской науки. И небезуспешно, надо сказать! Месяцев семь, находясь в радостном возбуждении, поглаживала женщина свой нарастающий живот, а потом разрешилась. Сами понимаете, года не молодые, здоровье хлипкое... Девочка родилась раньше срока! Здоровая, но очень маленькая.

Девочку выходили, выкормили и всё с девочкой, слава богу, было в порядке, но размерчики девочкины очень удивляли всех окружающих – до чего же Дюймовочка!

А и всё равно женщина была на седьмом небе от счастья! Ещё бы! Такие радости наступили! Пелёнки! Бутылочки! Подгузнички! Первые зубики! Обсосанные сушки за диваном! Жидкий стульчик на ковре!

Назвала женщина дочку Дашенькой... В честь Клары Цеткин...

Вот так девочка росла, потихоньку развивалась, окончила школу... И умерла от сколиоза...

...Потому что спать в скорлупе греческого ореха семнадцать лет – это убийственно для любого организма, ходящего на двух конечностях...

Простите... Чёрный юморок вырвался...

Всё в порядке было с девочкой. Выросла на сто пятьдесят три сантиметра, что не так уж и плохо и была очень даже фигуристая, симпатичная и модная девочка. Душа компании и любимица парней.

Избалованная только была Дашенька. Оно и понятно – единственная, поздняя, долго желанная, недоношенная – мама, конечно, всю себя в эту девочку кусочками вкладывала, а девочка с удовольствием эти кусочки поглощала и требовала всегда добавочки. Так что – характерец у девочки был дюже своеобразный, и девочка постоянно давала маме просвистаться по полной программе.

Вот и случилась, таким образом, одна нехорошая сцена в семье мамы и дочки, после которой все основные приключения с этой девочкой и начались.

Болела как-то вечером у мамы голова. Очень сильно болела. А доченька, по своему обыкновению, включила на всю катушку музычку – любимую доченькой группу «Аэросмит» и сидела, горя не зная, за компьютером – трепалась с бывшими одноклассниками в локальном чате. И разговор был очень увлекательный – обсуждали, что считается петингом, а что считается не петингом.

И вот мама заходит в комнату Дашеньки и просит – выключи, мол, Дашенька музычку или сделай потише, пожалуйста, а то уж больно головушка болит. А Дашенька не слышит – во-первых, музыка громко орёт, а во-вторых, не так-то просто отвлечься от увлекательного разговора. Мама опять повторяет свою просьбу. А Дашенька снова не слышит. Мама подходит ближе и повторяет свою просьбу настойчивее и громче, но Дашенька только машет головой – дескать, ага-ага, а сама, вперившись в монитор, плотоядно улыбается и стучит пальцами по клавиатуре бешено. Мама не выдержала и выключила музычку сама, да ещё и накричала на Дашеньку – ты чего, нахалка, надо мной издеваешься?!

Тут вот Дашеньку и прорвало. Да достала ты, говорит, меня мамочка! Да сколько можно уже с тобой с занудочкой жить под одной крышечкой! Не могла, что ли, дурочка нервненькая, нормально попросить, чтобы я потише сделала? Обязательно надо было врываться и вырубать звук, да ещё орать при этом!?

Вот за слова такие горячие и получила Дашенька от мамы пощёчину. Что для Дашеньки было обиднее обидного. Вот оно как! – злобно прошипела Дашенька. Хлопнула дверью и, прихватив плеер, рюкзак и денежку, ушла из дома маме в наказание.

Пошлялась по району. Попила пивка. Сухариков потрескала. А дело-то к вечеру. Идти-то куда-то надо, но с ходу ничего лучше не придумывается, как пойти перекантоваться у бывшего одноклассника по кличке Жаб. Апартаменты у того большие, а живёт только вдвоём с мамою. Хавчика всегда навалом и вкусного. И по фигу Жабу – кто и зачем к нему приходит. Вообще, к Жабе всегда все любили ходить покушать да посидеть, даже если Жаб спит в соседней комнате... Пошла к Жабе и Дашенька.

Привет, говорит, Жаб! Я к тебе на пару дней перекантоваться! Типа из дому ушла! А Жаб и рад... Всегда мечтал, чтобы к нему пришла девка какая-нибудь, лучше бы даже фигуристая и симпатичная, и сказала: «Привет, Жаб! Я пришла к тебе жить!».

Не скажу, что все мечты Жаба воплотились в жизнь, но не без интересного было проживание под одной крышей с девушкой.

А Дашеньке наоборот весьма скучно было жить с Жабом и его мамою. Дашенька была девочка с активной жизненной позицией, поэтому постоянно жрать и спать было ей утомительно.

Давай-ка, - говорит мама Жаба. - Присоединяйся к нам, девочка! У нас яичница с кабачками да помидорами!... Звучит заманчиво, пожалуй. Поели... Ой, говорит мама Жаба, пусть будет Жабиха - чего-то поела и утомилась! Наверное, поджелудочная неправильно работает! Пойду – полежу! И я полежу, - говорит Жаб. И лежат. Ну и Даша с ними полежит. Встанут – вроде, поесть бы не плохо. Вот и йогурт как раз фруктовый с кусочками фруктов да кукурузные хлопья. Пополдничают и пойдут смотреть «Перекрёстки раздолбанных урн», а к просмотру всегда полагается мороженое, печенье, шоколад или бутерброды. А потом здоровый крепкий сон. А после сна всё опять повторяется. Даша и не всегда употребляла предлагаемую пищу в еду, а поправилась на пять кг и почувствовала себя несчастною.

Поэтому, когда через неделю её проживания в гастрономическом болоте семейства Жабьих, появился на пороге друг Мотыль и предложил сходить на опэн-эйр, то Дашенька согласилась немедленно.

Пойдём с нами, - предлагает Мотыль Жабу, тебе бы неплохо подрастрястись! Там «Шороль и Кут» обещают! Да ну, отвечает Жаб, там гопники одни соберутся – чего с ними тусить-то? Я лучше анимешки новые позырю!

Отмазался Жаб и шоколадину целиком в рот запихнул. Пусть это маленький «Натс» был, но зрелище не для желающих подкрепиться шоколадом.

Опэн-эйр был отличнейший! Народу много! Группы разные поют! И пусть «Шороль и Кут» не приехали, а музыка других групп с трудом улавливалась в динамиках, заглушаемая производственным треском! Пусть! Всё равно! Массовость, кураж и спиртные напитки делают такие мероприятия очень душевными.

Всё Даше тут понравилось, и даже ничуть Даша не расстроилась, когда поняла, что в толпе потеряла Мотыля. И хрен с ним! И так весело!

Только вот когда шла медленным гуляющим шагом к метро, подумала – а куда пойти-то? Домой вернуться – не такая я негордая! К Жабу вернуться – в Консерат Мабалье превратишься! Шла, попивала пиво и неспешно помышляла о дальнейшей своей участи.

И как специально – останавливается около тротуара машина ничего себе такая – навороченная - и выглядывает из машинки эдакий сэр Кент не самой страшной наружности. Не желаешь ли покататься, подруга? – спрашивает сэр Кент. Вернее, не так! «Не жжжелаешшшь ли покататься, подруга?» - вот так спрашивает сэр Кент, потому что шепелявит слегка.

Вот Жук какой! Вот так вот запросто подкатывает и «не желаешь ли покататься?»! Но Дашенька возжелала. А делать-то нечего... А идтить-то некуда... А характерец-то сучий... Отчего ж не покататься?

Никогда! Слышите, девочки! НИ-КО-ГДА не садитесь в машины незнакомых дяденек! Это моё вам предупреждение! Ничего хорошего из этого никогда не получается!

А, в прочем, садитесь... Мне-то что за дело?... Может, найдёте себе приключений на аппетитное местечко с татуировкой - бабочкой на левой половинке! Может вам этого только и надобно... Чего я, в самом деле, разоралась-то?!...

Села Дашенька в машинку навороченную и поехала кататься по городу. В принципе, ничего так покаталась. «Мак Дональдс» даже посетила, что не обошлось без последующей изжоги. А потом Жук этот поинтересовался – куда девочку отвезти, а, получив неопределённый ответ, отвёз к себе. Там и осталась Дашенька на некоторое времечко.

Пока не случился у Жука званный вечер. Пришли к Жуку дружбаны – чиста конкретные пацаны – пухлые и деловитые. И пришли к Жуку тётки – под два метра ростом с фигурами грабель и лицами овец на выпасе. Что те, что другие в нарядах от «Жуччи», «Вздуччи», «Пуччи», «Навернуччи» и от отечественного кутюрье Заебенко. И что те, что другие пальцами пальцуют, губёшки оттопыривают, золотишком глаз засвечивают.

Пацанам некоторым Дашенька даже приглянулась – есть за что ухватить, хоть и не понтовая тёлка. А вот тётки были все в ауте. Сикарация какая-то! И рожа не элитная! И манерности нет совсем! - перешёптывались бабенции. – Вы слышали? Она сказала, что Лената Ритвинова – дура полная! Да вы посмотрите - какая у неё задница! Это же половину Эфиопии накормить! Она не такая... Она не такая... Она не такая...

Вот после этой вечеринки и выгнал Жук Дашу из своего жилища. Отвёз до метро и там высадил. Извини, подруга, но гусь свинье не товарисч! Точно! – согласилась Даша и улетела.

В метро, на самом деле, спустилась. «Улетела» - это я для Жука! Пусть думает, что Даша его уязвила!

Каталась в метро и думала – куда теперь-то намылиться? И придумала поехать к своей тётке одной – маминой двоюродной сестрице. Та хоть и странная была, а вполне для пережидания «до лучших времён» годилась.

Тётка Даше очень обрадовалась. И тому, что Даша на некоторое неопределённое время приехала – тоже обрадовалась. Потому что, тётку, во-первых, всегда радовало, когда у сестры двоюродной жизнь не клеится. А, во-вторых, у тётки этой слабость одна была, которую Даша вполне могла потешить.

Рассказываю. Тётка смолоду была не так, чтобы очень по внешним данным. Худенькая. Скелетик слегка вопросительный. Лопаточки выпирают. Бледненькая. Волосёнки жиденькие. Очёчки крупненькие. Носик горбиночкой. Ручки жилистые...

Многие так и звали тётушку с детства то ли Крысятинка, то ли Мышонок.

Внешность, правда, никак не мешала тётушке обустраивать свою личную жизнь, потому что, во-первых, на всякого найдётся любитель в этом мире, да и ещё потому, что мнила о себе тётка много всякой всячины. Вернее даже придумывала, за неимением настоящего... Вот это и была её слабинушка!...

Ну, например, придумает, что она умна, как Нобелевский лауреат. И даже номинировалась! Что она красива, как Грета Гарбо. И даже пробовалась! Что она стильна, как Эдит Пиаф. И даже были случаи ого-го! Талантлива, как Вирджиния Вульф. Но читать никому не даст сокровенное! Что она внучка Сальвадора Дали и Галы. Об чём есть устное подтверждение самого Гения, записанное на бабину и выкинутое в окно! Что она состояла в увлекательной связи с сыном Айсидоры Дункан. И даже чуть было, стервец, не намотал ей на шею шарф, катая в кабриолетах! И прочее и прочее и прочее.... Да так себя уверяла в этом профессионально, что всех в округе частенько в этом же и убеждала.

Вот и убедила однажды одного мужика, что так оно и есть. И женила. И завела детей. И вырастила их. И отправила их жить самостоятельно во главе с мужем. И занялась своим любимым занятием – курить на кухне да книжки почитывать, а потом всё прочитанное выдавать за собственную жизнь изумлённому слушающему! Истинно наслаждение начать: «Я вот тоже иду однажды по Пикадили...»!

Слушателей было не очень много. В основном такие, которым некуда было пойти сегодня вечером, а дома сидеть очень не хочется. Поэтому каждому новому слушающему тётка Крысятина была рада до обалдения.

А тут вот жертва стоит на пороге и сама на представление просится!

Так вот и прожила Даша у тётки Крысятины до весны.

Было не так уж и страшно. Тётка, конечно, душила своими невообразимыми рассказами, но была добра к Дашеньке. К тётке ходили покурить разные забавные, и не очень, люди, которых тётка тоже душила своими рассказами, но которые под принесённую с собой выпивку согласны были и не на такое. Жизнь у тётки была не то, чтобы сытная, но богемная, курительная и «не то, что у матушки»...

А с нового года стал захаживать к тётке один знакомец – ювелир. До этого он был в запое и не приходил ни разу, а тут подшился и начал опять «светскую жизнь». И понравилась ювелиру Дашенька!

Учуяв такое дел образование, начала тётка активную кампанию по сводничеству. То оставит ювелира с Дашей на кухне одних – типа у неё голова разболелась и надобно прилечь, то подговорит ювелира купить билеты на себя и на Дашу в филармонии, театры, на выставки, вернисажи и прочее тягомотно – культурное времяпрепровождение. То отправит их на уик-енд на дачу к другу ювелира, то ещё какую-нибудь подставу придумает.

А что самое главное, всё время на мозги Даше наседать стала – мол, ювелир – это круто! Это не просто ювелир, а потомок Фаберже и даже Сурикова. Говорила она об этом часто, подзабывая время от времени, что уже слукавила, а что ещё только сейчас ей в голову пришло, поэтому, если суммировать всё сказанное тёткой о ювелире, то получалось, что однажды осенним вечером сошлись как-то Суриков и Фаберже... Поднапились да совершили с дуру акт мужеложства. В результате этого-то акта и появилась на свет бабка Ювелира, которая, по окончании института умопомрачительных девиц, уехала замуж за голландца в Голландию. Потом много ещё всякого происходило с бабкой и её потомством, но вот отец ювелира был махровым хиппующим художником! Поднакурился он как-то и поехал спасать нашу страну от хвори коммунистической посредством цветов, любви и фенечек. Вот так и сделал одной талантливой отечественной художнице сына – Ювелира!

По расчётам тётки Крысятины – такой рассказ должен был впечатлить юную душу, метающуюся в поисках своего места в этой жизни. И юная душа должна была, без лишних колебаний, прилечь отдохнуть рядом с Ювелиром. За что Ювелир будет тётке благодарен до конца дней своих, и зачастит к ней на кухню, дабы послушать, как однажды тётка была на квартире Бориса Гребенщикова и избила его жену из ревности... Ну или ещё что-нибудь такое послушать... Умысел был таков!

Однако рассказами тёткиными Дашенька не впечатлялась, а даже наоборот - всё больше уходила в гости к тёткиной соседке – Ляле Ласточкиной, чтобы там спокойно покурить – без мозгодробления и обсудить последние тёткины байки.

Вот весной-то как-то и зашла Даша очередной раз к Ласточкиной.

– Курево есть? – спрашивает. – Есть, проходи! – Слушай, не могу я больше! Достала тётка до одури! Помнишь Крота того убогого? – Ну? – Она его сношает, чтобы он купил путёвку в Болгарию... «На сииибяяяя и нааа Даааашииинькуууу!» - пусть девочка оттопырится! Кронты! Ушла бы уже да не могу придумать ничего полезного!...

Слушай! – как бы доходит до Ласточкиной. – Давай вместе замутим в Данию?! Одной стремачно как-то, а вдвоём – запросто! А?!

Хм... Данию?! А чего там в Дании? – Да агентство одно, там приятельница моего мутхера работает! Отправляет баб в Данию! Сиделками, там, бэби-ситерами и прочей второсортностью! Ну, так то ж Дания! Денюшка датская, а не мудацкая! Давай, а!?

А и давай! Дания, так Дания...

И пустилась Дашенька в сборы документов да в прохождение комиссий на пару с Ласточкиной. И отправили наших девушек, как и обещали, в Данию.

Будь я в плохом настроении, то сказала бы, что отправили дивчин не в Данию, а в Турцию. А турки шибко обрадовались, назвали девок «Наташами» и определили на хорошую работу.

Но у меня сегодня день не злодейский, поэтому скажу вам, как есть – отправили девок именно туда, куда обещали. Своих девок можно и в Данию! – рассуждала приятельница мутхера Ласточкиной. Так вот повезло очередной раз Дашеньке...

А в Дании, проработав-то всего пару недель с одной русскоязычной старухой, любившей подаставать Дашеньку ночным недержанием, Даша встретила прынца!

Вот, честно говоря, не знаю – как выглядел принц датский Гамлет. Знаю только, как примерно смотрелся Бедный Йорик. И думаю, что никто не знает сейчас, как выглядел принц датский, но Даше, почему-то, показалось, что именно так и выглядел Гамлет, как выглядит тот, кого она встретила и которым сразу заинтересовалась. Во всяком случае, он не был пока похож на Бедного Йорика и не был похож ни на кого, кого Даша доселе знавала. Такой был со всех сторон позитивный датский крендель!

И крендель тоже Дашей заинтересовался! И очень сильно! Потому почти сразу не помехой отношениям стал языковой барьер.

А потом и вовсе взял в жёны датский прынц нашу Мега-Дашеньку и на свадьбе датские людишки весёлые напились совсем как-то по нашему и воображали себя Эльфами! И было так замечательно и весело, что счастье лилось реками! Только вот не повезло Ласточкиной – как ни спаивала она датских Эльфов, какие песни им не пела, да какое мастерство интимное не показывала, а не свезло Ласточкиной – не взял её ни один Бедный Йорик себе на содержание. Так и моталась Ласточкина между родиной и Данией – по гостям, да в поисках судьбы судьбоносной.

А герои наши жили и жили себе... Да чего там! Ещё и не умерли даже! Сейчас на сносях Дашенька вторым датским поданным. Прынц хочет доченьку!

В этой сказке есть и мораль! И звучит она так: «Дети – твари неблагодарные!». Ты о них мечтаешь, заводишь их, растишь их, в макаронах себе отказывая, одеваешь их в одежды импортные, покупаешь им компьютеры навороченные, а они вместо: «Пасиба!» - «Пошла в жопу!». А потом ещё и уезжают и не то, что денежки иностранной на поправление хилого матушкиного здоровья не пришлют, а и позвонят-то раз в год... Тридцать первого декабря! - Ну, ты как там, ма? – ........ - А мы тут уже напились, не дожидаясь праздника! Сейчас пойдём салюты смотреть, да в гирляндах на деревьях запутываться!...

02 июля 2004 годя, Фаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru