Huh / Сказки / Гладкий лебедёнок
Яндекс кошелёк Фани 41001427958659

Гладкий лебедёнок

Сплагиатчено с Г.Х. Андерсена и - фу! – как это некрасиво...

До чего же хорошо в крупном мегаполисе! Особенно летом! Ни полей тебе с золотистой рожью, ни овса зелёного, никакого сена, смётанного в стога, аисты не гуляют по зелёным лугам, за полями и лугами не прячутся подло тёмные и глубокие озёра, не пахнет родиной...

Да, в мегаполисе чудо как хорошо! Солнце жарит асфальт, отражается в зеркальных окнах некоторых учреждений, усугубляя эффект парилки. Вся земля от стен домов до самой набережной реки в центре города плавится от жары, и даже под кронами встречающихся иногда городских тополей нет спасения от духоты – под ними тоже можно заживо свариться или за полчаса обгореть.

В самом знаменитом родильном доме, который находился в самом центре города, славящимся своим высококачественным медицинским обслуживанием, тоже была парилка в то лето. Не спасали и кондиционеры. В этом-то родильном доме и стояла у окна, грустно глядя на поток проезжающих мимо машин, роженица – А. Н. Уткина, ожидая «своего часа».

Находилась она тут уже давно, и ей порядком это надоело. К тому же её редко тут навещали. Мужу больше нравилось пить с сослуживцами «за будущего богатыря Уткина!», а остальным больше нравилось купаться в более-менее прохладной воде загородных водохранилищ, нежели крякать под окнами душного здания в самом экологически неблагоприятном районе города.

Уж скорее бы он полез наружу! – с некоторым недовольством думала А.Н. Уткина.

И вот, наконец, просьба Уткиной была плодом услышана, и долгожданный процесс пошёл.

Плод активно зашевелился, очень вежливо постучался и, не прошло суток, как взял и вышел наружу.

- Аааа! – затянул плод, когда увидел, наконец-то, этот жаркий внешний мир.

- Уфф! – ответила молодому богатырю А.Н. Уткина.

Новому богатырю Уткину было теперь куда просторнее, но по лицу его нельзя было сказать, что ему понравилось в новых условиях.

- Чего куксишься, парень? – спросил доктор у нового Уткина. – Уж не думаешь ли ты, что тут хреново? В прочем, ты прав: хреново тут! И это ещё ты, считай, ничего не видел!

- Доктор! – с укором вмешалась А.Н. Уткина.

- Молчу – молчу... Нормально тут, пацан! Жарко только до одури!


- Ну, как ты? - спросила мама А.Н. Уткиной, просунув свою большую голову с фиолетовой причёской в дверь палаты.

- Почему Уткин не появляется? – недовольно спросила молодая мамаша. – Говорят, приходил, пока я спала, посмотрел на ребёнка и ушёл...

- А ты видела сама-то ребёнка? – деловито спросила мать Уткиной.

- Боже мой! Что с ним? – крикнула А.Н. Уткина, вложив в свой крик как можно больше отчаяния и приготовившись скорее упасть в обморок.

- Ничего. Не Уткина это ребёнок! – со знанием дела сообщила мама.

- То есть как – не Уткина?

- А вот так! Не Уткина и всё!

- Мама, что ты говоришь такое? Как тебе не стыдно!

- А мне-то чего должно быть стыдно? Это ж не я налевачила! И вообще, это не моё дело,...а ребёнок получился отличный! Так держать, дочка!


И вот в этот момент А.Н. Уткиной принесли её первенца.

- Боже мой! – воскликнула А.Н. Уткина, посмотрев в свёрток. – Как же он красив!

Не подумайте только, что это потому, что все мамы так говорят, когда видят своих малышей, когда те перестают быть красными и сморщенными. Нет. В данном случае удивление гражданки Уткиной было абсолютно удивительным. Малыш Уткин был не похож ни на гражданина Уткина, ни на гражданку Уткину, ни на родителей гражданина или гражданки Уткиных, ни на кого-либо ещё, кто состоял в родстве с Уткиными. Вообще ни на кого. Все, кого можно было бы припомнить из родственников Уткиных были в лучшем случае серенькие маленькие людишки с очень заурядной внешностью, в худшем – корявенькие, носатенькие, сутуленькие человечки. А малыш Уткин был необыкновенно хорош собой. Такого справного, гладкого, розового, большеглазого, реснитчатого и уже аккуратно причёсанного малыша А.Н. Уткина раньше могла видеть разве что только на картинке, а теперь этот шедевр художественного искусства во плоти лежал на её руках и тоже с большим любопытством рассматривал маму.

- Вы не напутали? – на всякий случай спросила Уткина у акушерки.

- Чего мне путать-то? – авторитетно заявила акушерка. – Не первый год, слава богу! – потом акушерка заглянула в свёрток, посмотрела ещё раз на гражданку Уткину, на маму гражданки Уткиной, и добавила менее авторитетно: - Не должна была напутать...

Да, младенец явно был на руках не у той женщины. Такой отпрыск должен был быть на руках у Венеры. Беда в том, что у той Венеры, которую мы знаем, нет рук. Да и не было тут никакой ошибки – это был новый Уткин, сын гражданки Уткиной и гражданина Уткина - красавец и богатырь.

- На кого же ты похож, пострел? – лукаво подмигнув молодой маме, спросила у малыша бабушка. – Где такие отцы шляются?


Время шло. Красавец малыш, имя которому дали Аполлон, в честь самого красивого персонажа, которого могли вспомнить, рос, развивался и всё больше и больше удивлял окружающих своей красотой и непохожестью на всё остальное семейство.

Надо сказать, что после Аполлоши в семействе Уткиных были ещё прибавления: и мальчики были и девочки, и все они были похожи между собой и на своих предков, чем очень радовали отца Уткина, и больше не было ни одного отпрыска хоть чем-то напоминающего первенца, к большому сожалению матери Уткиной.

Создавалось ощущение у некоторых родственниц по материнской линии, что А.Н. Уткина специально поставила на конвейер родильное дело, лишь бы ещё хоть разок получилось так, как получилось в первый раз.

Но, увы, дети исправно рождались, а Аполлоша так и оставался уникальным – самым красивым человеком в семействе Уткиных, да и очень привлекательным человеком вообще.

Сколько сразу родственников объявилось у Уткиных, о существовании которых никто никогда не подозревал! Не было недели, что бы на пороге квартиры не объявились бы радостные лица маленьких, сутуленьких, угреватых человечков, которые при виде старшего отпрыска Уткиных не начинали бы тут же умирать от счастья.

По началу Уткины хоть как-то пытались выяснить, кто это у них в гостях, проследить родство и установить генеалогические связи, но потом махнули на это бесперспективное занятие рукой - всех не пересчитаешь и не вычислишь. А родственники всё пёрли и пёрли, а то и просили разрешения в следующий раз пригласить в гости к Уткиным своих друзей, знакомых, соседей и, получив добро, уже на следующий же день объявлялись в шумной компании незнакомых Уткиным людей. Проведя гостей внутрь квартиры, родственники с гордостью демонстрировали своим друзьям чадо, будто это чадо заслуга не Уткиных, а их самих. Мол, всем кланом тысячу лет работали над генофондом – и вот вам ошеломляющий результат!

Аполлоша купался в лучах славы, как его знаменитый божественный тезка когда-то купался в священных водах священных источников.

И не только в лучах поставляемых родственниками. Но и в лучах славы обеспеченной широкими массами купался Аполлон. Почти с самого раннего детства малыш Уткин начал работать в модельном бизнесе.

Сначала всем хотелось снять в рекламе или поместить на обложку своего журнала такого красивого херувимчика. Потом всем хотелось, чтобы их товар рекламировал такой очаровательный мальчик удивительной красоты. Затем всех покорял дивный юноша без единого изъяна – ни прыща, ни угря, ни расширенной поры. И, чуть позже, всем нужен был прекрасный молодой человек с обольстительной киношной улыбкой и совершенным станом.

- Он совсем не похож на своих братьев и сестёр! – удивлялись родственники.

- Боже, как очарователен! – вопили друзья родственников.

- Милый, можно тётенька с тобой сфотографируется? – спрашивали на улице у Аполлоши.

- Какой же он гладкий! – восхищались визажисты.

А когда Аполлоша достиг более-менее сознательного возраста, то взял себе фамилию Лебедев. Во-первых, нельзя было такому красивому молодому человеку ходить под простой фамилией Уткин, а во-вторых, так лучше для модельного бизнеса: «Аполлон Лебедев» - это звучит так же красиво, как и выглядит.


- Тише, заморыши, не шумите! – кричала А.Н. Уткина на остальных своих отпрысков. – Аполлоша спит! Идите вообще гулять!

- Поздно уже, - недовольно зевая, сообщал Аполлоша. – Разбудили! Дурдом тут у вас какой-то, уйду я.

- Да как же это, сынок? Куда ты уйдёшь?

- Куда- куда... Снимать буду, а потом, мож, и куплю... Не с вами же здесь толкаться, правда? Мне нужен простор и покой в собственном доме!

И Аполлоша съехал. Сначала снимал жильё и жил там со всякими цыпочками и кошечками, с разными – разными цыпочками и всякими разными кошками. Одних прогонял, других поселял.

Потом Аполлоша купил себе жилье и там уже не позволял жить никаким цыпочкам и кошечкам, туда цыпочки и кошечки приходили иногда, потому что в доме творческой личности, которая зарабатывает себе на жизнь тем, что хорошо выглядит должен быть простор и покой.

Затем Аполлоша уехал жить и работать в дальние зарубежные страны и покорил там своей сногсшибательной улыбкой почти всех жителей дальних зарубежных стран.

Много интересного, шикарного и необычного происходило в судьбе Аполлоши с тех пор, как он покинул родной дом. Настолько много, что позвонить или написать родным было никак невозможно.

И довелось даже Аполлону Лебедеву пожить и поработать на другом полушарии на далёком материке в мире очень красивых людей. Красивые люди приняли Аполлошу в свою стаю, приняв его за «себе подобного», и разрешили покрасоваться на глянцевых обложках своих модных журналов и поулыбаться роскошной улыбкой с гигантских постеров на главных улицах своих городов.

Вот здесь-то Аполлоша и заскучал. Тут почти все были такие же, как он. Никого тут было не удивить и никто от восторга не умирал. Красивых – хоть на суповые наборы их руби. Улыбчивых – каждый первый. Роскошный хаер – у каждого второго. Потрясающие тела табунами скачут. Хорошо, конечно, когда ты в такой классной стае, но скучно.

И решил Аполлоша покорять такие места, где красота его в новинку будет, в диковинку, где увидят его и сразу от разрыва сердца начнут помирать – вот, мол, как выглядит бог!

И поехал Аполлон Лебедев демонстрировать жителям крайнего севера очень тёплые, прочные, удобные и экологически безупречные, а, главное, необыкновенно дизайнерские, комбинезоны для ношения в условиях крайнего севера от «Кучи и Кабана». Всё ж таки, он лицо этой фирмы.

Приехали на крайний север, соорудили подиум, поразвели костров для зрелищности, собрали жителей крайнего севера, включили этническую музыку, и пустили Аполлона Лебедева вышагивать по подиуму в серебряных комбинезонах с яркими надписями: «Ай лав тундра!», «Юрта – форева!» и с портретами оленей в чёрных очках и галстуках.

Аполлоша думал, что он никогда ещё не был таким обалденным. Думал, что жители крайнего севера смотрят на него не то, чтобы с восторгом, а с крайней степенью восторга, что они забывают дышать и моргать веками, потому что видят, как он хорош. От такого сознания кровь Аполлоши закипала ещё больше, и он готов был раскинуть крылья и воспарить над тундрой.

Но жители крайнего севера восторгов Аполлоши не разделяли. Они не только не затаили дыхания, но они шумно переговаривались, толкали друг друга в бока, устраивали весёлую возню и хихикали.

- Однако, какой гадкий! – послышалось где-то рядом с подиумом.

- Водка когда дадут, однако? – слышалось с другой стороны подиума.

- Дамы и господа! Позвольте вам представить лицо нашей фирмы: Аполлон Лебедев! – прогремело откуда-то сверху на нескольких языках в конце представления.

Аполлоша вышел ещё раз в последнем комбинезоне и, пройдя до конца подиума, поклонился.

- Смешное лицо, однако! – опять послышались голоса. – Хи-хи!

- Эй, геолога! – прокричал внушительного вида житель крайнего севера. – Ты водка давать будешь? Наша твоя смешная театра посмотрели, теперь наша хочет водка пить!


Какое разочарование! Здесь не были очарованы Аполлошей! Здесь не считали его красивейшим среди всех красивых! И никто из представителей мужеского пола не замечтался быть таким же, как Аполлон Лебедев! Никто из представительниц женского пола не возжелал себе втайне такого мужчину! Никто не потрясён и не собирается ахать, охать и удивляться!

Как, оказывается, ужасен и жесток этот мир с его жителями крайнего севера!...

А ведь есть где-то ещё австралийские аборигены! И какие-нибудь неизвестные племена плохо изведанных мест!... Они все тоже не думают, что Аполлон Лебедев красив, как бог?!... Что же это получается: Аполлон Лебедев обыкновенный?!? Или урод?!?

Скорее бежать отсюда! Бежать домой! К маме, в её душную убогую квартирку в душном каменном мегаполисе! Забиться там в самую дальнюю комнату под диван и рыдать от обиды в пыльное ковровое покрытие! Скорее домой!...

Хи-хи, такая смешная театра, однако...

02 октября 2004 года, Нафаня

Список сказок | О проекте Рейтинг@Mail.ru